Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

САКРАЛЬНЫЙ ОБРАЗ, Священный образ — комп­лекс представлений о чувственно-конкретной, инди­видуальной форме существования святого сакраль­ного. В С. о. свойственные религиозным культурам представления о святым претворяются в чувственно доступные формы. Так, напр., в религии древних сла­вян (см. Древнеславянская религия) представление о свя­тости земли как животворящего начала обретали жен­ственно-материнские черты (Мать-земля, Мать-сыра земля). Структуру С о., как и всякого образа вообще, образуют: 1) чувственно воспринимаемые признаки (визуальные, слуховые, тактильные и др.), формирую­щие иконический аспект С. о., его «облик»; 2) идейное и эмоциональное содержание. Каждый из компонен­тов играет важную роль, а в своем взаимодействии они задают общий религиозный смысл С. о. Посредством С. о. религиозное сознание конкретизирует идею при­сутствия святого или его манифестации (иерофании, теофании), придавая идее святого предметность. Б каждой религиозной культуре существует две основ­ные категории С. о Л) С.о.. непосредственно являющие священные сущности (субстанциональные С о.), обыч­но такие С о. выступают как образы боге» или Бога. В православии русском понятие С. о. в значении образа Бога синонимично понятию, обозначающему визуаль­ное изображение Бога, святых на иконах, щ С. о., кото­рые лишь указывают на бытие священных первона­чал (несубстанциональные С о.): напр., в христианстве образ креста указывает на Иисуса Христа, на чудесную победу жизни над смертью; индуистская мандала (см. Индуизм) манифестирует высшую реальность и бо­жество как центр мироздания; мантра, вербальный С о., есть инкарнация божественной энергии. Относящие­ся к последней, категории С. о. могут быть представле­ны в религиозных культурах как сакральные символы. Субстанциональные С о. в одних религиозных тради­циях наделены отчетливыми личностными чертами (таков, напр., образ Иисуса Христа), в других могут быть представлены как безличное начало, к которому неприложимы умопостигаемые атрибуты (так в ранних упанишадах трактуется Брахман — «не это, не это, ибо не существует другого обозначения, кроме «не это», Брихадараньяка-упанишада II .3.6). Некоторые С. о», особен­но на начальных ступенях существования, сочетают в себе персонифицированные и неперсонифицированные признаки (так, в ведийской религии Агни — лич­ный Бог и одновременно — священный огонь). В тех культурах, где предпочтение отдается личной трактов­ке С о., сознание склонно облекать их в формы небес­ных светил, других природных объектов, либо наде­лять зооморфным, таратоморфным обликом или, как чаще случается, антропоморфным видом. Персонифи­цированный С о. наделяется индивидуальной судьбой, изложение которой развертывается как мифологичес­кое повествование, священная история. С. о., описание которого разворачивается религиозным сознанием как повествование, нарратив, становится ключевым фено­меном мифологического творчества, ядром, вокруг ко­торого формируется особая мифологическая компози­ция со своим героем и сюжетом. Противоположная тенденция религиозного сознания, тяготеющая к ми­нимизации в С о. конкретных, умопостигаемых при­знаков («Кому же вы уподобите Меня и с кем сравни­те? говорит Святый», Ис. 40.25), развита в религиоз­ных культурах в апофатическом богословии, которое создает парадоксальный безобразный С. о. (см. Брахман, Псевдо-Дионисий Ареопагит). В некоторых ре­лигиях (иудаизм, ислам и др.) существуют строгие ог­раничения на воспроизведение С. о. в тех или иных формах. Напр., в исламе действует запрет на визуаль­ные изображения Аллаха. о. придают вероучительным идеям наглядность и задают религиозному со­знанию нормативные образцы, служат сильнейшим стимулом религиозных переживаний и центром ре­лигиозного опыта. Они выступают средоточием риту­ала, замыкая на себе важнейшие священнодействия. Древнейшие С. о. запечатлены в произведениях па­леолитического искусства — в скульптурах, барелье­фах, наскальных рисунках (петроглифах). Б культур­ной истории человечества С.о. на протяжении дли­тельного времени играли доминирующую роль при построении картины мира, мифологических представ­лений, этических и эстетических норм, философских учений. Они были одним из главных объектов искус­ства, в котором божественные первообразы пре­творялись в художественно выразительные формы. В 20 в. традиционные С. о. были подвергнуты целе­направленному разрушительному воздействию со сто­роны новых культурных формаций (прежде всего — постмодернизма), а также светских идеологий (марк­сизма-ленинизма, нацизма, этатизма и др.) и новых религиозных движений. В западное (европейское) куль­турное сознание взамен традиционных С. о. христи­анства внедряются образы политических вождей, ре­лигиозных лидеров новых культов и прочих претен­дентов на духовную власть, чьи образы призваны составить основу для новой социальной мифологии и современного язычества.

А.Л. Забияко

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz