Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

СМЕХ РИТУАЛЬНЫЙ – обрядовое поведение, состо­ящее в демонстративном выражении положительных эмоций в экспрессивных внешних формах. С. р. – ти­пичный элемент обрядов перехода. В составе обрядов перехода С. р. выступает сопровождением прежде все­го обрядов включения индивида в новое состояние или группу (напр., свадебных ритуалов). Присутствие С р. в погребальных ритуалах мотивировано представлени­ями о смехе как средстве противостояния смерти. Так, средневековые русские тексты сообщают, что в дни по­миновения усопших на кладбищах собирались род­ственники и «всякие глумники», вместе они затевали среди могил «игрища». «Глум» и смех погребальных обрядов были магическим средством ритуального про­тивостояния смерти, провозвестием конечной победы жизни над смертью. В архаической картине мира смех выступал выражением сил жизни и энергии возрож­дения, на этом основании он был поставлен религиоз­ным сознанием в тесную связь с иерофанией животво­рящих сил. К примеру, в восточнославянской культуре экстатическое веселье и С. р. были непременным атри­бутом масленицы – праздника, знаменовавшего побе­ду весны над зимой, священных сил жизни над мертвя­щими силами холода и тьмы. Архаические представле­ния о магической силе смеха объясняют значительную роль С. р. в аграрных культах, особенно тех, что сопря­жены с мифологемой «умирающего и воскресающего Бога». Свадебная, погребальная, аграрная обрядность и иные стороны жизни, сопровождавшиеся С. р., в сово­купности формировали смеховую культуру общества. Во многих традиционных культурах существовали осо­бые группы людей, профессионально реализовывавших культуру С. р. В древнерусской культуре такими профессионалами были скоморохи, «веселые» как их еще называли в народе. Часть скоморохов оседло про­живала в городах, часть – вела бродяжнический образ жизни. Шумными ватагами – по шестьдесят и даже сто «веселых» – кочевали бродячие скоморохи от деревни к деревне, от города к городу. Они кормились театраль­ными представлениями, поборами (когда на Святки, к примеру, надевали маски и вместе с другими ряжеными обходили дома), участием в свадебных, погребальных и иных обрядах. Очевидно, скоморохи вели свое начало от тех помощников волхвов, чье соучастие в языческом священнодействии заключалось в пробуждении у при­сутствующих чувства причастности к силе жизни и достигалось это через смех, очищавший душу от отри­цательных переживаний и ободрявший ее. Чтобы выз­вать смех, предшественники скоморохов пародирова­ли действия жрецов, сквернословили и творили иные вызывавшие смех действия. Ритуальное шутовство – типичное явление в архаических религиях. Некоторые древние мифологии, напр., скандинавская, хранили па­мять о таких шутах первобытных мистерий. Их обра­зы обожествлялись, в пантеоне появлялись боги-пересмешники и фигуры трикстеров. В древнерусском обществе скоморохи были служителями магических культов, связанных с плодо- и детородием, с пробуж­дением и укреплением силы жизни. Поэтому столь си­лен в скоморошьем фольклоре и в их «плясании» эро­тический мотив: по сообщениям средневековых авто­ров, поют они «песни всескверные», «вихляния» и «кривляния» их – «сладострастные», кажут они пуб­лике «срамные уды», во всем скоморошьем – «глум» и «блуд». Тем не менее ритуальное шутовство несло в себе заряд особого рода святости, а скоморох был ее носите­лем, сопричастным священным силам человеческого чадородия и плодородия земли. Христианство иско­реняло из культовой практики С. р. (напр., евангель­ское предостережение: «Горе вам, смеющиеся ныне, ибо восплачете и возрыдаете», Лк. 6:25). Однако христиан­ство не смогло полностью избавиться от С. р., который обнаружил себя, напр., в поведении юродивых. Уникаль­ную роль С. р. играл в дзэн-буддизме. Дикий хохот, глум­ление над ритуалами и авторитетными текстами, сквер­нословие в адрес божеств, насмешки над Буддой высту­пали в дзэнской традиции нормой поведения многих выдающихся наставников дзэн, возведенных позднее в ранг святых. Дзэнский смех парадоксальным обра­зом выявлял суть философии дзэн и был направлен на стирание граней между святым и профанным, а зна­чит – на обнаружение единой реальности; усмотрение этой единой реальности вело к высшей цели дзэн – сатори (просветлению).

А.П. Забияко

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz