Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

НУМИНОЗНОЕ (лат. numen — Божественное воле­изъявление, божество) — термин феноменологии рели­гии, обозначающий данности религиозного опыта, свя­занные с интенсивным переживанием таинственного и устрашающего Божественного присутствия. В научный оборот понятие «Н.» было введено немецким теологом и историком религии Р. Отто в работе «Святое» (1917). Для образования понятия Н. Отто воспользовался ла­тинским термином numen — им древние римляне на­зывали могущественную Божественную силу, властно распоряжающуюся человеческой судьбой. Согласно Отто, «Святое», «Божество», манифестируя себя в ре­лигиозном опыте, открываются как нуминозный объект — это Н. в модусе своего объективного суще­ствования. В религиозном опыте происходит встреча numen'a с sensus numinous — «чувством нуминозного», врожденной психической данностью, не редуци­руемой к какому бы то ни было «естественному» духов­ному образованию. Опираясь на философию И. Канта, Отто определяет Н. как категорию sui generis (лат. — в своем роде, своеобразный) и как «категорию толко­вания и оценки», которая, будучи неуловимой для со­знательной рефлексии целостностью, при определен­ных обстоятельствах вторгается в духовную жизнь, формируя специфический религиозный способ вос­приятия реальности и ее интерпретации. Исследова­ние Н. построено у феноменолога на установлении за­висимости между структурой Н. опыта и качествами Н. объекта, поэтому раскрытие одного есть одновре­менно постижение другого. Отто наделил Н. сложной внутренней структурой. Numen, утверждает Отто, пе­реживается как могущественная сила, поэтому пер­вичное Н. чувство — «чувство реальности», «чувство объективно данного нуминозного». Оно имеет сво­им продолжением «чувство тварности» — чувство тварного существа, переживающего свое ничтоже­ство перед открывшимся всемогуществом. «Чувство тварности» человеку внушается тем, что возвышает­ся над ним «невыразимой тайной», — это нуминозный объект как mysterium tremendum («тайна, по­вергающая в трепет»), бытие, абсолютно превосхо­дящее человека. Mysterium tremendum в психическом плане бытия, т. е. как Н. переживание, представлено сложной гаммой чувств. Поскольку Н. объект как mysterium есть тайна, потрясающее чудо, постольку Н. переживание есть прежде всего переживание тай­ны, причем в предельной степени ступора, тупого оце­пенения перед ужасающим чудом. Ужасающим mysterium становится в силу того, что оно — «чужое и поразительное», полная противоположность тварному, понятному, привычному — это «совершенно иное» (das Ganz andere). Сколь глубоко онтологиче­ское отличие между питеп'ом и тварью, столь же силь­но по природе своей различаются Н. чувство «совер­шенно иного» и «естественное» чувство удивления — первое, подчеркивает Отто, ни в коем случае не явля­ется «повышением градуса второго». Мистика дово­дит представление о «совершенно ином» до понятия «ничто». Mysterium не только сводит с ума ужасом де­монически-божественного. Num en, окутанный потря­сающей человека тайной, пленяет душу человека, бу­доражит ее восхищением, пьянит и наполняет бла­женством. Это «дионисийское воздействие» numen'a Отто выводит из того, что Н. — не только mysterium tremendum, но также mysterium fascinans («тайна оча­ровывающая»). Историческими примерами опыта fascinans феноменолог называет шаманские техники экстаза, христианский опыт «милости», христианскую мистику, буддийский опыт бодхи и нирвану, опыты просветления. Момент tremendum открывает в numen'e «страшное», «яростное», «губительное». Чув­ство, обозначенное словом «tremendum», — это «страх, исполненный внутреннего ужаса», в нем есть ощутимый момент «призрачности». В этом чувстве концентрируется Н. переживание. Переживание «ре­лигиозного ужаса», будучи врожденной данностью души, исторически выражается как «боязнь демонов», «панической страх». Оно обнаруживает себя также в чувстве «жуткого». От этой «боязни» и прорывов чув­ства «жути» ведет свое начало вся история религии, подчеркивает Отто. На первой ступени религиозное чувство, обнаруживая себя в «боязни демонов», есть «отталкивание», в более поздних своих проявлениях оно развивается в «примирение», обеспечивая воз­можность формирования позитивных религиозных чувств. Древний «ужас» превращается в «глубочайший внутренний трепет и немоту». Представление о Н. позволяет, как полагал Отто, вскрыть сущность рели­гиозности и первичное содержание святости, ибо Н. — это «святое минус его нравственный момент и минус рациональный момент вообще». Поскольку, согласно Отто, Н. иррационально, постольку в тех случаях, ког­да сознание делает попытку проникнуть в подлин­ную, иррациональную сущность религии, неуловимую в понятиях, оно вынуждено конструировать «идео­граммы» — знаки религиозного языка, представля­ющие собой «чистые символы», выражающие Н. на­строенность духа. «Идеограммами» выступают, к при­меру, такие определения numen'a, как mysterium tremendum, «ничто», «ревность», «гнев», «ярость» и др. Из философии религии Отто понятие Н. перешло в дру­гие религиоведческие дисциплины. Оно широко ис­пользуется, особенно в феноменологии религии и сравнительном религиоведении, для квалификации дан­ностей мистического опыта, форм религиозности, куль­товых действий и символики. Из религиоведения по­нятие Н. было воспринято многими течениями гума­нитарной мысли, напр., психологией. Так, согласно К. Юнгу, Н. есть свойство архетипов коллективного бессознательного; Н. амбивалентно — оно несет в себе «жизненное», «энергетическое», но вместе с тем Н. опас­но, разрушительно, преисполнено жути. Религию Юнг понимает как переживание и результат переработки Н. опыта. В аналитической психологии Н., став свойством архетипов, приобретает характер интрапсихического явления. (См. также: Отто Р., Святое, Феноменология религии, Юнг КГ.)

А.П. Забияко

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz