Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

НЕОПЛАТОНИЗМ О РЕЛИГИИ — представления о религии, сформировавшиеся в 3-5 вв. в рамках неопла­тонизма — последнего этапа развития античного пла­тонизма, вобравший в себя также многие идеи Арис­тотеля, пифагорейцев, стоиков. У истоков неоплато­низма стоял учитель Плотина Аммоний; после Плотина наиболее значимыми мыслителями оказа­лись Порфирий (систематизировал его сочинения), Ямвлих и последний крупный античный философ Прокл. Неоплатонизм, подводя итог всей истории античной философии, должен был оказаться и завер­шением философского осмысления язычества. В этой связи в неоплатонизме сложилось такое понимание цели и задач философии, которое было близким рели­гиозному мировоззрению. Занятие философией пред­полагало духовное обращение, а философ выступал по отношению к слушателям прежде всего как наставник. Собственно теоретические построения в неоплатонизме также требовали религиозно-мифологической интер­претации, поскольку они формировались в эпоху на­пряженных поисков новой религиозности, в частности, в спорах с христианами и гностиками (см. Гностицизм). Так, учение об эманации противопоставляет неоплато­низм христианскому креационизму, а в полемике с гно­стиками Плотин развивает учение о присутствии Бога в душе человека и в мире. Бог таков, каким мы открыва­ем его в своей внутренней жизни, убежден мыслитель. Центр теоретической философии Плотина составляет учение о бесконечном Абсолюте (Едином), завершаю­щем иерархию трех высших бестелесных ипостасей (Единое, Ум, Душа). Единое трансцендентно, поэтому оно может характеризоваться либо апофатически (см. Апофатическое богословие), либо с помощью анало­гий. Хотя вершину системы Плотина занимает Единый (Абсолют), в целом его учение, завершая всю антич­ную традицию философского осмысления политеиз­ма, противостоит монотеизму. Единое порождает иерар­хически организованный мир форм (идей), заполняю­щих весь универсум; Ум, Душа и Космос предстают как последовательность уровней бытия, различающихся степенью единства форм, а каждая форма представля­ет собой помысленное божество. Только само Единое и лишенная всякой формы материя (небытие, нижняя граница Космоса) оказываются, т. обр., вне той сферы бытия, которую организуют и хранят боги. В учении о человеке Плотин выступает как продолжатель пифагорейско-платоновской традиции метемпсихоза. Ни­схождение души в земной мир рассматривается у него как следствие ее слабости, неспособности всегда оста­ваться на своей духовной родине, оно может повлечь за собой и полное забвение о ее небесном происхожде­нии. Преодоление этой опасности начинается с того, что человек должен направлять свою волю не на то, чтобы заботиться о своем теле, а на духовную жизнь. В качестве первого образа божественной реальности выступает, по Плотину, красота. Делая зримыми фор­мы (т. е. самих богов), она тем самым вовлекает душу в поиски божественного. За красотой душа открывает благо (доброту), которое озаряет ее нежностью и ста­новится началом любви. Продвигаясь в своем восхож­дении к Богу, душа стремится воссоединиться с Еди­ным как своим началом, слиться с ним. Мистическое слияние души с Абсолютом (экстаз) означает возвра­щение к истоку эманации и благодаря этому — завер­шение ее движения по «кругу бытия». Ямвлих внес в учение неоплатонизма поправки, еще больше сблизив­шие его с религиозным мировоззрением. Прежде все­го непосредственным элементом философской дея­тельности становится теургия. Трансцендентность аб­солютного первоначала обосновывается у Ямвлиха выделением в Едином двух уровней — собственно не­изреченного Единого и Блага; параллельно с этим и среди богов им различаются «надкосмические» и «внутрикосмические» боги. Мыслители рационалистической ориентации неизменно оценивали эти изменения в концепции неоплатоников отрицательно. Напр. Г.В.Ф. Гегель в лекциях по истории философии утверждает, что у Ямвлиха мысль вырождается в фантазию, интел­лектуальный универсум — в царство демонов и анге­лов, а умозрение — в магию. Божественная идея при этом, убежден Гегель, постигается не в своей всеобщ­ности, к чему и должна стремиться философия, а лишь приводится в непосредственное соприкосновение с действительностью. С т. зр. логики развития античной культуры, однако это слияние философии и мифоло­гии, выступившее на последнем ее этапе в форме теур­гии, должно представляться скорее естественным, — оно возвращало античную философскую культуру к ее жизненным (мифологическим) истокам. В отличие от Ямвлиха и других своих предшественников, Прокл дает углубленную разработку преимущественно фило- софско-систематических сторон неоплатонического учения о единстве философии и мифологии.

В.И. Коротких

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz