Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

НЕОТОМИЗМ (лат. пео — новый и thomismus — то­мизм, учение Фомы Аквинского) — влиятельное тече­ние в католической философии, уходящее своими кор­нями в христианско-схоластическое восприятие Фомой Аквинским аристотелизма. В широком смысле термин «Н.» нередко употребляется для обозначения неосхола­стики в целом, в узком — для обозначения возрожден­ного во вт. пол. 19 в. и радикально обновленного в 20 в. томизма. Отличаясь рядом преимуществ схоластиче­ской философии — системностью, синтетичностью, широким арсеналом категорий и логических аргумен­тов, Н. достаточно конструктивно реагирует на много­образные феномены современногй культуры. Не от­рицающий значения частных наук, признающий в определенных границах роль эмпирического знания, использующий постулаты рационализма и одновре­менно ставящий их на службу теологии, Н. был про­возглашен энцикликой Льва XIII«Aeterni Patris» («Отцу Вечному», 1879) официальной философией Римско-католической церкви. После обнародования указанной энциклики развитие Н. привело к появлению в нем четырех основных течений: 1) традиционного (Д. Мерсье, Г. Манзер), разрабатывавшего в области теологии прежде всего апологетику и доктринально-догматическую проблематику, а в области философии — тео­рию познания; помимо этого, традиционное течение концентрировало свое внимание на разработке кате­гории «бытие», трактуемой как метатеоретическое вве­дение в догматическую теологию, в связи с чем при­верженцы этого течения делали особый акцент на истории, которая косвенно либо непосредственно должна была служить основанием для католической истории догматов; 2) лувенского (Э. Мунье, А. Джемелли), стремившегося соединить томистскую мета­физику с данными частных наук; 3) трансценденталь­ного (И.Б. Лотц, К. Ранер, Б. Лонерган, К. Войтыла), связанного с философским трансцендентализмом и феноменологией; 4) экзистенциального (Ж. Маритен, Э. Жильсон, М.А. Кромпец), требовавшего очищения томизма от элементов аристотелизма и ставившего во главу угла разработку категории существования. Основ­ными центрами Н. являются: Ин-т св. Фомы в Лувене (Бельгия), Католический ун-т в Фрибурге (Швейцария), Академия Альберта Великого в Кельне, католические ин-ты в Париже, Лионе, Лилле, Турине и др. Краеуголь­ным камнем Н. является учение о гармонии веры и ра­зума, утверждающее, что религиозная вера и знание суть различные пути постижения Бога, который откры­вается естественным образом через познаваемый ра­зумом мир и сверхъестественным образом — через Откровение, Божественное Слово (см. Гармонии веры и разума теория, Теология естественная). Согласно Н., существуют 3 формы постижения истины: наука, фи­лософия и теология. Наука фиксирует явления и уста­навливает причинно-следственные связи между ними. Философия — более высокая ступень рационального знания. Будучи наукой о высших причинах вещей, философия вместе с тем является учением о первой, Высшей причине, и в этом смысле смыкается с теоло­гией. Рациональное знание ценно, согласно утвержде­нию неотомистов, потому что оно позволяет более пол­но понять истины Откровения. Посредством «света разума» Н. обосновывает такие догматы, как существо­вание Бога, бессмертие человеческой души. Но есть и догматы, при постижении которых обнаруживается ограниченность философии и тем более науки. Тако­выми являются догматы боговоплощения, воскресения, троичности Бога, которые постигаются только путем божественного Откровения. В этом смысле теология является в одно и то же время и вершиной рациональ­ного знания, доступного человеку, и нерациональным сверхразумным знанием, тождественным вере. Онто­логия Н. различает в сотворенном мире два аспекта дей­ствительности: все, что существует, или бытие (ens), и сам акт существования (esse). Бытие — главный пред­мет и основная категория онтологии Н.; это «абсолют­но первое понятие», о котором можно лишь сказать, что оно обладает существованием, поскольку у всякого сотворенного бытия существование предшествует сущности; лишь в Боге сущность и существование со­впадают. В целом бытие, с одной стороны, предстает как абстракция общих свойств материальных и нема­териальных объектов, с другой — как Бог. Поэтому он­тология Н. выступает и как учение о свойствах явле­ний природы, и как учение о бытии Бога. «Бытие в мире» (конкретные сотворенные бытия) состоит из потенции (она же — возможность, или «чистое бытие») и акта (действительности). Потенция означает возмож­ность изменения, становления чем-то определенным, в то время как акт — реализация потенции. Акт бытия в мире определяется божественной первопричиной посредством иерархии причин: материальной, фор­мальной, действующей и целевой. Первые две причи­ны находятся в самих вещах, последние — вне их. Материальная причина, как и вся материя, лишена ка­чественной и количественной определенности; фор­мальная выступает как принцип обретения материей конкретной определенности; действующая означает определенную субстанцию в виде материи и формы, вызывающую какое-либо движение, а затем и возник­новение чего-то нового; целевая определяет способ реализации действующей причины, она свидетельству­ет о направленности Божьего плана. Многообразие окружающего мира Н. объясняет с помощью идеи гилеморфизма, или спецификой соотношения материи и формы. Первая из них — метафизически понятая возможность, вторая — действительность. Материя — это неопределенная, бесформенная и пассивная, неспо­собная к самодвижению и самосуществованию потен­ция. Чтобы стать определенной субстанцией, превра­титься из возможности в действительность и вообще существовать, материи требуется причина, находяща­яся вне ее. В результате действия указанных выше че­тырех причин форма конституирует содержание — субстанцию. В гилеморфическом истолковании все сотворенное Богом образует т. наз. иерархию бытия. Первые объекты, характеризующиеся материей и фор­мой, — минералы. Над неорганическим миром возвы­шаются растения и животные, обладающие смертной душой, человек и 9 хоров «чистых духов» — ангелов. Человек, как и всякое бытие, есть единство потенции и акта, материи и формы. Человеческая бессмертная душа — это форма, определяющая бытие человека. Она — более благородный элемент, нежели телесная организация, поскольку принадлежит Богу. Гилеморфическое понимание взаимоотношения души и тела ставит неотомистскую метафизику в оппозицию к пост­платоновской метафизике августинистов; в то время как для последователей Августина душа — независи­мая от тела субстанция, для неотомистов она — пер­вый акт органического тела. Симбиоз души и тела для неотомистов не случаен, а необходим, субстанциона­лен. Подобное решение проблемы взаимоотношения души и тела в человеке позволяет сторонникам Н. от­межеваться от тех концепций в католической философско-теологической мысли, которые выказывают определенное пренебрежение к «бренным», «телесным» проблемам современного мира, а также от тех концеп­ций, которые чрезмерно акцентируют свое внимание на духовно-индивидуальных аспектах жизни верую­щих и пренебрегают необходимостью ангажирован­ности католицизма в сферу повседневной обществен­ной жизни. Согласно Н., человек, наделенный душой и телом, свободой выбора, живущий среди конечных ве­щей, должен через свою повседневную деятельность, выбирая добро и не творя зла, заслужить право на об­щение с Богом. Вопрос о соотношении бытия Бога с сотворенным им бытием неотомисты решают посред­ством признания аналогии Бога и мира. Они исходят из того, что Бог и созданный им мир обладают не еди­ной и не противоположной природой, они суть анало­ги. В силу этого по свойствам всякого бытия можно составить определенное представление о свойствах Бога. Процесс познания неотомисты определяют как взаимоотношение субъекта и объекта. Субъектом вы­ступает бессмертная душа человека, а объектом — сущ­ность вещи, форма; человек познает не сами матери­альные объекты, а содержащиеся в них нематериаль­ные сущности. Поскольку же инертная и лишенная формы материя не есть объект изучения, то непремен­ным условием процесса познания конкретного бытия является освобождение его от материи (дематериали­зация формы). Механизм познания выражается в том, что в результате воздействия «внешних бытйй» на орга­ны чувств человека у него возникают чувственные по­добия вещей, являющиеся посредниками между чело­веком и вещами. На основе данных форм у человека возникают образы вещей, понятия, слова, являющие­ся конечным результатом познания. Указанный посред­ник освобождает форму от материи, и сущность вещи в неотомистском понимании становится доступной человеческому разуму, разум может воспринимать не­материальную форму вещи. В этом смысле рациональ­ное познание Н. предстает как своего рода приобще­ние к божественному разуму. Вплоть до II Ватиканско­го собора (1962-1965) Н. выступал как единственная официальная философская основа не только теории бытия и теории познания, но и католической социаль­ной доктрины. Однако уже на первых сессиях собора многие теологи выступили с критикой Н., ставшего, по их мнению, тормозом на пути католицизма к обновле­нию, к использованию других, более дееспособных и современных философских систем. В результате тот Н., который существует ныне и признается официальной церковью, есть только «ассимилирующий Н.», т. е. ак­тивно воспринимающий и приспосабливающий к по­требностям католицизма идеи экзистенциализма, фе­номенологии, позитивизма и структурализма.

Ф.Г. Овсиенко

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz