Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

ПРОФАННОЕ (лат. profanumлишенный святости, нечестивый) — мировоззренческая категория, выра­жающая онтологически и аксиологически низкое по­ложение объекта, не обладающего качеством святости. П. — категория прежде всего религиозного сознания. Как категория религиозного сознания П. фиксирует онтологическую непричастность объекта к святому, положение объекта за пределами высших, священных уровней бытия; П. — уровень обыденного, посюсто­роннего, эмпирического, феноменального бытия. Ак­сиологически П. — ценность низкого достоинства, противоположность святому как абсолютной ценнос­ти. Вместе с тем П. не имеет в религиозном сознании значения безусловного антагониста свитого, оно в ка­честве обыденного, земного занимает промежуточное положение между святым и антисвятым, абсолютно несвятым, демоническим, инфернальным. У древних римлян представления о профайлом имеют сложную историю. Традиционно слово profanus понималось лингвистами как исходная номинация того, что рас­положено перед fanum (храмом, священным местом). Иначе посмотрел на семантику profanus М.Х. Вагенворт. Он оспорил устоявшееся толкование приставки pro в значении «перед». Ссылаясь на труды Я. фон Ваккернагеля и лингвистические показания, голландский ис­следователь обосновал реальность значений, указыва­ющих на отдаленность от чего-либо, на противополож­ность чему-либо, а также на отсутствие чего-либо. Эти наблюдения позволили сделать вывод о том, что в древ­нем лат. языке profanus первоначально относится не к месту, а к действию. Соответственно, profanus указыва­ет не на место перед храмом, а именно на изгнание из храма и относится к действиям, которые произошли в храме или святилище. Т. обр., profanus первоначально означает не несвятой, а уже не святой, т.е. лишивший­ся причастности к святому. В подтверждение М.Х. Ва­генворт приводит выражение Сервия, в котором сло­вом profanum назван тот, кто порывает с религией, т.е. вероотступник. Profanus — то, что удаляется из fanum и лишается причастности к sacer (посвященному, ос­вященному, принадлежащему богам). Очевидно, пер­воначальное значение profanus сложилось в контексте культовой практики жертвоприношений: этим словом вначале обозначалась та часть посвященной божеству жертвы, которая после совершения определенных це­ремоний отделялась и поедалась самими участниками обряда; эта часть также в традициях римской обрядно­сти могла быть после посвящения богу вынесена за пределы святилища, распределена перед храмом меж­дуучастниками ритуала и съедена. Важно, что римляне называли profanum то, что прежде побывало в каче­стве посвященного, что было передано божеству, а за­тем по правилам культа было отдано для потребления людьми. В этом смысле profanus выступает противо­положностью sacer. Сходную позицию в понимании profanus занял Э. Бенвенист. Из сравнения profanus, profestus (непраздничный, непосвященный) и ряда других слов с префиксом pro Бенвенист вывел то же значение приставки pro, что и его голландский колле­га. Приложив это наблюдение к латинским текстам, французский лингвист пришел к выводу, что качество profanum применяется не ко всему тому, что не являет­ся sacrum, а к тому, что прекращает быть таковым. Profanus, как полагает Бенвенист, обозначает то, что более ие является священным, что не обладает отныне ми привилегиями, ни опасными сторонами священно­го, это то, что «десакрализовано». Со временем в семан­тике profanus к первоначальным культовым значениям (священного и десакрализоваиного в целях ритуаль­ного потребления прибавляются коннотации, придаю, щие расширительный смысл значениям десакрализации и доступности. Profanum становится обозначением собственно человеческого удела — уже не столько ритуального, сколько онтологического качества отделенности от божественного, качества непричастности боже­ственному, непосвященности. Принципиально важно, что концептуализация религиозных представлений о П. происходит вслед за концептуализацией представлений о святом. В социологии религии Э. Дюркгейма, где сакраль­ное представлено как общезначимое социальное уста­новление, П. поставлено в зависимость от индивидуаль­ных ценностей и опытов. Дюркгеймом была выдвинута мысль о том, что именно идея радикального отличия сакрального от П. выступает в качестве сущностного, созидающего религию фактора. В феноменологии рели­гии М. Элиаде сакральное и П. толкуются как два типа пространства или как два типа бытия («абсолютная ре­альность» и «нереальность»), при этом М. Элиаде пола­гал, что однородное П. пространство-бытие предшеству­ет появлению сакрального. (См. также: Святое.)

А. П. Забияко

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz