Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

ПСИХОЛОГИЯ РЕЛИГИИ — область знаний, ориен­тированная на изучение психологических сторон ре­лигии и объясняющая религиозные феномены с пози­ций психологических теорий и методов. Объектом П. р. выстунае1 все многообразие измерений религиозной психической жизни: индивидуальный и коллективный виды религиозного опытам интеллектуальные (когни­тивные), эмоциональные (аффективные) и волевые составляющие внутреннего мира верующего; созна­тельные и бессознательные уровни религиозности; ре­лигиозные ценности и мотивации; поведенческие акты; тины межличностной коммуникации в религиозный группах и психологическое содержание межгрупповых отношений и т. д. В Новое время П. р. конституирова­лась как светская, академическая научная область ис­следовании, однако задолго до этого П. р. развивалась в рамках разных религиозных традиций как важная сторона вероучения и культовой деятельности, т. е. как конфессиональная П. р. Конфессиональная П. р. вклю­чает в свой состав вероучительные начала (напр., пред. ставления о душе) и духовные практики, психотехни­ку. Идеи и техники, на основе которых формировались конфессиональные П. р., уходят корнями в архаиче­ские религии, прежде всего в шаманизм, в содержании которого практики транса религиозного и состояния одержимости (см. Состояние одержимости) играли большую роль. В числе первых развитых типов кон­фессиональной П. р. появляются буддийская и инду­истская П. р. (напр., йога, тантризм). Их генезис и эволюция были в большой степени обусловлены вы­соким удельным весом в индийской традиции аске­тических практик и медитации. Сложные психотехни­ки и их религиозно-философское обоснование были развиты в Китае в даосизме, а также в чань-буддизме. В раннем христианстве проблемы психической жиз­ни верующего занимали заметное место в практике «внутреннего делания» и его богословском осмысле­нии. Опыт духовной жизни запечатлен в многочис­ленных трудах христианских мыслителей, в первую очередь в «Добротолюбии» — собрании сочинений наиболее авторитетных Отцов Церкви. Православие, опи­рающееся на эти и другие систематизированные на­ставления во «внутреннем делании», а также на тради­ции исихазма и опыт старчества, обладает развитой П. р. В западном христианстве в кон. 19 — нач. 20 в. выделилась особая отрасль теологии и практической религиозной деятельности — пастырская психология, ориентированная на использование психологических теорий и методик для укрепления душевного здоро­вья членов церквей и поддержания религиозности. Во многих теологических учебных заведениях (прежде всего протестантских) введены курсы пастырской пси­хологии. Пастырская психология хорошо оснащена ис­следованиями, учебными пособиями; издаются специ­ализированные журналы. Богатая традиция осмысле­ния внутреннего мира сложилась в исламе, особенно большое значение психотехника и ее вероучительные основы имели в суфизме. На всем протяжении истории иудаизма внешние ритуалистические стороны религи­озной жизни оставляли достаточно места внутренне­му опыту, роль которого особенно высоко ценилась в мистических течениях, напр. В Каббале. Светская П. р. включает теории и методы исследования психологии верующих людей; в 20 в. светская Г1. р. стала наращи­вать свое содержание прикладными методиками. Ста­новление светской Г1. р. происходит в 19 в. в тесном взаимодействии теологии (в первую очередь либераль­ной протестантской теологии), философии, религио­ведения и зарождающейся психологии. Крупной фигу­рой эпохи становления светской П. р. был немецких теолог Ф. Шлейермахер, который, трактуя религию как самостоятельную сферу духовной жизни, сводил рели­гиозность к двум фундаментальным началам: 1) к за­висимости человека от бесконечного и всеобщего, от «всемогущей силы», т. е. от Божества; 2) к выражающе­му это отношение конечного индивида к бесконечно­му Божеству чувству «абсолютной зависимости». «Ваше чувство... — вот ваша религиозность» — так Шлей­ермахер определял суть религии. При этом он подчер­кивал, что речь идет не о любом чувстве, а именно о таком, в котором человеку дано восприятие высшего единства бытия, а значит, по Шлейермахеру, Открове­ние Бога. Откровению Бога в чувстве единства бытия и чувстве «всемогущей силы» сопутствует чувство «свя­щенного благоговения» как «первый элемент религии». «Непосредственное и первичное бытие Бога в нас», со­крытое в чувстве, постигается человеком не с помощью богословских или иных рациональных способов, а интуитивно. Стремление Шлейермахера обособить ре­лигиозное чувство от богословских и общекультурных наслоений, от этики и эстетики стало стимулом к выде­лению религиозно-психологической проблематики в отдельную область. Однако Шлейермахер, фактически отождествив религиозное чувство и чувство целостно­сти бытия, встал на путь утраты специфических при­знаков именно религиозного чувства, что противоре­чило общему движению его учения к доказательству автономности религии. На это позднее указывали его критики. С религиоведческих позиций психологиче­ский подход к пониманию религии был значительно усилен Дж. Фрэзером. В «Золотой ветви» (1890-1915) Фрэзер связал генезис религии с познавательными процессами, протекавшими в уме архаического чело­века, такими как, напр., ассоциация идей по сходству и смежности. На первом этапе развития неправильное применение этих когнитивных приемов приводит к появлению магии. Осознание ошибочности «магиче­ского мышления» наиболее одаренной частью архаи­ческого коллектива — «первобытными философами», усложнение интеллектуальных операций вкупе с но­выми эмоциональными переживаниями «прострации перед таинственными, невидимыми силами» и «под­чинения их воле» приводит, по Фрэзеру, к появлению рядом с магией собственно религии. Хотя позиция Фрэзера вызвала серьезные дискуссии, общий посыл сто методологии, состоявший в том, чтобы рассматри­вать когнитивные и аффективные стороны религиоз­ной психической жизни во взаимодействии и разви­тии, был вполне продуктивен. Выделенный Фрэзером механизм ассоциативного мышления позднее стал предметом систематических исследований в рамках ассоциативной психологии, представители которой проявляли большой интерес к изучению религии. С позиций ассоциативной психологии рассматривал религию один из основоположников психологии В. ВунЬт. Его фундаментальный труд «Психология на­родов» (1900-1920) в значительной мере посвящен по­ниманию религии, мифологии, обычаев разных куль­тур. Ученик В. Вундта американский психолог Стэнли Холл (1844-1924), сосредоточив внимание собственно на религии и религиозном воспитании, вывел изуче­ние религии за пределы общей психологии и факти­чески положил начало П. р. в США. В 1904 он учредил «Журнал религиозной психологии и образования». Холл и его сподвижники Эдвин Старбэк (1866-1947; главный труд «Психология религии», 1899), Джордж Коу (1861-1951; главный труд «Психология религии», 1916) хотя и стремились утвердить П. р. как отдельную дисциплину, тем не менее вписывали ее в контекст ре­лигиозного мировоззрения. Четкое размежевание ре­лигии и П. р. было проведено американским психоло­гом Дж. Леуба, труды которого вместе с работами У. Джемса открывали новый этап — этап существова­ния П. р. как самостоятельной научной области. Книга Джемса «Многообразие религиозного опыта» (1902) надолго определила ряд ключевых ориентиров П. р.: направленность на изучение индивидуально-психоло­гических феноменов, изучение и систематизация фак­тов из области религиозного опыта, интерес к мисти­цизму. Заявленная Леуба позиция нейтрализма и объективизма П. р. по отношению к религиозным ценностям была поддержана видным французским психологом Теодором Флурнуа (1854-1920). Методо­логическую основу П. р. Джемса, Леуба, Флурнуа и ряда других психологов составлял прагматизм и функци­онализм. Многие исследователи (Э. Старбэк, Дж. Коу, Д. Троут и др.) развивали биопсихологический подход к религии, выводивший религиозную психическую жизнь из психофизиологических процессов адапта­ции индивида к окружающей среде или из врожден­ного «религиозного инстинкта». В крайних формах биопсихологический подход был развит 3. Фрейдом, основоположником психоанализа и психоаналитиче­ского религиоведения. Фрейд отождествил внутреннее содержание религиозной жизни с неврозом и уподо­бил продукты религиозного духовного творчества невротическим фантазиям. Источник религиозно-психической жизни Фрейд разместил в биологичес­кой природе человека, прежде всего в сексуальности. Фрейдистская IX р. активно использовалась в 1920-1940-е гг. крупным этнологом Г. Рохеймом для объяс­нения содержания архаических верований, ритуалов и мифологии. Начав как последователь идей Фрейда, К.Г. Юнг (1875-1961) вскоре с позиций конституированной им «аналитической психологии» развил свою трактовку религиозной психической жизни, в которой решаю­щее значение придавалось бессознательному. В 1917 вышла книга «Святое» Р. Отто, немецкого теолога и религиоведа, оказавшая большое влияние на развитие П. р. Согласно Отто, подлинную природу религии об­разует категория святого, иррациональная по своему существу, а сердцевину этого иррационального ядра религий образует психическая целостность, исполнен­ная высоким смыслом и могучей энергией. Эту врож­денную психическую данность Отто назвал sensus numinosus («чувство нуминозного»), и описал ее струк­туру. Со времени выхода «Святого» понятие «нуминозное» и важнейшие положения концепции Отто проч­но вошли в состав П. р. Феноменологическое религио­ведение представлено в П. р. не только идеями Отто. Многие религиоведы-феноменологи внесли суще­ственный вклад в эту область. В их круг входит Ф. Хейлер. Его перу принадлежит классическое исследование «Молитва» (1918), в котором были детально рассмот­рены исторические и психологические аспекты молит­венных состояний. Особенностям архаического рели­гиозного сознания были посвящены труды француз­ского ученого Я. Леви-Брюля. После Второй мировой войны важной тенденцией развития П. р. стало нарас­тание веса социально-психологических исследований. В процессе этих исследований П. р. интегрировала в свой состав многие социологические теории и методы. В круг важнейших проблем П.р. вошло изучение со­циальных факторов религиозности, психологии рели­гиозных конфликтов, религиозной социализации, ре­лигиозного поведения как одного из главных прояв­лений религиозности. Одним из первых под таким углом зрения рассмотрел религиозное поведение аме­риканский психолог Г. Оллпорт (1897-1967), опубли­ковавший в 1950 свою главную работу «Индивид и его религия». Оллпорт выделил два основных типа поведения — «внешнее» (extrinsic) и «внутреннее» (intrinsic). «Внешнее» религиозное поведение — сис­тема действий и мотиваций, выражающих в религиоз­ной форме стремление индивида поддержать свой об­щественный статус и социальные связи, утвердить здо­ровый и нравственный образ жизни, реализовать потребности в благополучии и безопасности; т. обр., смыслом религиозного поведения extrinsic-типа явля­ются внешние по отношению в религии цели. «Внут­реннее» религиозное поведение — система действий Я мотиваций, основанных на религиозных ценностях и выражающих в религиозной форме стремление индивида к достижению вероучительных идеалов, к ин­теллектуальному развитию и эмоциональному самосо­вершенствованию, к обладанию религиозным опытом; целью и смыслом религиозного поведения intrinsic- типа выступает сама религия. Значительный вклад в развитие социальной проблематики и методов П. р. был внесен английским исследователем М. Аргайлом (р. в 1925). В его известной работе «Религиозное поведение» (1958), опирающейся на обширную эмпирическую базу, религиозное поведение рассмотрено в тесной связи с возрастом и полом верующих, их социальным поло­жением, национальностью, образованием и семейным воспитанием. В написанной М. Аргайлом совместное Б. Бейт-Халлами книге «Социальная психология рели­гии» (1975) религиозность ставится в прямую связь с влиянием родителей. Изучение детской психики, роли семьи, детского восприятия родителей в формирова­нии религиозности, представлений о Боге заняло в 1960-1990-е одно из первых мест в П. р. Теоретиче­скую основу этих исследований составляли идеи вы­дающегося психолога Жана Пиаже (1896-1980), пси­хоаналитические концепции и некоторые другие уче­ния. Психоанализ в П. р. был представлен во вт. пол. 20 в. прежде всего трудами Э. Фромма, неофрейдистские трактовки которого акцентировали значение соци­альных факторов. На формирование социально-пси­хологического измерения П. р. наложили заметный отпечаток труды американских психологов Д. Бэтсона и Л. Вентиса (главная совместная работа «Религиозный опыт. Социально-психологическая перспектива», 1982), которые широко использовали когнитивный подход в изучении зависимости поведения верующих от познавательной деятельности, интеллектуальных моделей. Развивая свою теорию П. р., Бэтсон и Вентис в книге «Религия и индивид» (1993, в соавторстве с П. Шёнред) усилили функционалистскую трактовку, в све­те которой религия была определена ими действия ин­дивида, обусловленные осознанием проблем жизни и смерти. В рамках когнитивного подхода американским психологом Л. Фестингером (р. в 1919) была развита теория «когнитивного диссонанса», которая исходит из того, что человек стремится не допускать в своем внутреннем мире конфликта между сосуществующи­ми представлениями, между представлениями и пове­дением; если же такой конфликт (диссонанас представ­лений) возникает, то человек переживает психологи­ческий дискомфорт и старается его минимизировать. В книге «Когда пророчество не сбывается. Социальное и психологическое изучение современной группы, предсказывающей уничтожение мира» (1956, в соав­торстве) Фестингер показал, что диссонанс между не оправдавшими себя религиозными представлениями и объективной информацией отнюдь не всегда ведет к отказу индивидов от конфликтующих с реальностью представлений. Напротив, этот конфликт может стать, напр.» мощным стимулом к защите поставленных под сомнение представлений, к разработке новых доказа­тельств их правильности. Такого рода когнитивная реакция обеспечивает устойчивость религиозных убеж­дений и стабильность религиозных групп. Ролевые концепции в П. р. многим обязаны трудам шведского теолога и профессора психологии религии Я. Сундена (р. в 1908), влияние которого на современную европей­скую П. р. сопоставимо, по некоторым оценкам, с влия­нием Оллпорта на американскую П. р. Согласно Сундену, каждая религия содержит наборы нормативных ролей и сценариев поведения, зафиксированных прежде всего в священных текстах. Религиозный опыт является про­дуктом интериоризированных индивидом религиозных ролей и религиозных стереотипов (моделей) восприя­тия. В критические моменты они выходят на первый план психической жизни и трансформируют картину мира так, что человек начинает чувствовать рядом с собой присут­ствие Бога и вступает с ним в общение как с «живым Партнером». В 1970-1990-е сформировалась транспер­сональная П. р., одним из наиболее видных представите­лей которой является чешско-американский психолог С. Гроф (р. в 1931). Трансперсональная П. р. опирается на идею существования в психическом мире человека осо­бого пласта — трансперсональных переживаний, в ко­торых зафиксированы такие психические данности, ко­торые выходят за рамки обычного личного опыта, напр.: эволюционная память (воспоминания о родстве со всем живым миром), расовая память (воспоминания о род­стве с человеческими группами), память о прежних рож­дениях или умерших родственниках и др. Трансперсо­нальные переживания образуют основу религиозных пе­реживаний и мистического опыта. В России светская П. р. вплоть до 1990-х гг. развивалась прежде всего в рам­ках материалистических подходов с ярко выраженной социологической доминантой и направленностью на практическую цель преодоления религиозности. Для объяснения религии привлекались идеи И.П. Павлова (1849-1936), A.A. Ухтомского (1875-1942), Л.С. Выгот­ского (1896-1934), А.Н. Леонтьева (1903-1979), других физиологов и психологов. Заметный след в российс­кой П. р. оставили теоретические труды Д.М. Угриновича, М.А. Поповой, М.Г. Писманика, некоторых других религиоведов. Л.Я. Штернберг с позиций психологичес­ких трактовок интерпретировал архаические верования. Психологические стороны шаманизма затрагивались в трудах С.М. Широкогорова, В.Н. Басилова, A.B. Смоляк, и Др. В исследовании психологических особенностей конкретных религий выделяются работы Н.В. Абаева, А.Н. Игнатовича, С.Ю. Лепехова, С.П. Нестёркина, Е.А. Торчинова и других востоковедов. Современная П. р. — междисциплинарная область исследований, в ко­торой активно взаимодействуют религиоведение, пси­хология, философия, история, социология, лингвистика и другие науки.

А.П. Забияко

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz