Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

МАГИЯ (греч. *** — колдовство, чародейство) — ритуалы, направленные на использование тайных по­тусторонних сверхъестественных сил для достижения человеческих целей; древнейшая форма организации коллективной деятельности и коммуникации; форма ранних верований; первый тип специализированной творческой деятельности. В исследовании М. религио­ведение ориентируется в основном на социальную и культурную антропологию. Дж. Фрэзер предложил одну из первых теорий М. Он отличает ее от религии (умило­стивительного культа богов) и мантики (вопрошания тайных сил) как способ воздействия на область сверхъ­естественного с помощью природных сил. Психоло­гическая основа М., по Фрэзеру, кроется в ассоциации идей, между которыми не существует реальной при­чинной связи; апелляция к ней позволяет умному че­ловеку доминировать над остальными, основывать ко­ролевские династии и новые государства, получать ста­тус святых и богов после смерти; М. вырабатывает первые санкции, закрепляющие частную собствен­ность и самостоятельность индивида. По Б. Малиновс­кому, М. обеспечивает уверенность в ситуациях неопре­деленности; она создает церемониальную структуру торговли, организует сложные формы коллективного труда; М. действует с помощью усиления социального давления на индивида и укрепляет неравенство людей в примитивных обществах; М. представляет собой в основном языковой феномен и использует специаль­ный высокопарно-сакральный язык, отличающийся от повседневного языка, применяемого в трудовой дея­тельности и общении; М. — предельный случай, де­монстрирующий силу и активность языка, т. к. всякий язык имеет магическую функцию; миф является схе­мой магического действия, которое нередко сводится к проговариванию мифа. Этнографические исследова­ния показывают, что М. воплощает в себе фундамен­тальное противоречие первобытной жизни. Она фор­мирует новые социальные структуры, критикуя повсе­дневную племенную реальность и обыденное сознание, и она также культивирует свободную индивидуаль­ность, сосредоточивая всю креативную силу в «обоже­ствленном еретике» — шамане. М. дает человеку ряд готовых ритуальных актов и стандартных верований, оформленных в определенную практическую и мен­тальную технику. Функция М. заключается, по Мали­новскому, в ритуализации человеческого оптимизма, в поддержании веры в победу надежды над отчаянием. Антропологи исследуют М. в основном социолингви­стическими средствами и предлагают ее объяснение как феномена, удовлетворяющего некоторую соци­альную потребность (единства племени, успешности деятельности и т. п.). Психологическое объяснение М.К. Леви-Строссом ставит в центр личность первобыт­ного шамана и характер его отношений с племенем. Наиболее значимым примером психомагического дей­ствия является для него магическое лечение. Для объяс­нения этих феноменов он выстраивает цепочку между психическими способностями шамана, определенным магическим ритуалом и далее — психикой и физиоло­гией человека — объекта М. Важнейшим элементом здесь является группа, во имя которой осуществляется магический акт и которая своей верой убеждает в дей­ственности М. Основой этой теории является гипотеза об «эффективности символов», якобы обеспечивающей коммуникативный резонанс психических и физиче­ских структур. Все научные и вненаучные объяснения М. можно разделить на два типа: космологические или социокультурные. Космологическийли натуралисти­ческий, способ объяснения М. предлагается обыден­ным сознанием, а также физикой, биологией и психо­физиологией. Он строится по схеме объяснения неиз­вестного через якобы известное и использует логиче­ский прием аналогии. Так, М. рассматривается как реа­лизация объективных возможностей, заложенных в природе и в самом человеке: астрология — исходя из психокосмических связей; экстрасенсорика и психо­кинез — из психической энергии; телепатия, яснови­дение, предвидение — из дальнодействия и обратно­го течения времени. Подобно тому, как известные за­коны природы служат объяснению ряда практических и духовных способностей человека, так еще неизвест­ные, но в принципе познаваемые природные потен­ции кладутся в основу объяснения М. Особенность космологического подхода в том, что он так же не­опровержим, как и сама М. Природа неисчерпаема, а научное познание бесконечно, поэтому нельзя сомне­ваться в перспективах науки понять неизвестное. На­ука все более сужает возможную область магического мировоззрения и практики — М., становясь понят­ной, превращается в науку, а большая часть непоня­того объявляется суеверием и шарлатанством. Пер­спективы космологического понимания М. определе­ны свойственным науке делением мира на истину и заблуждение — это вытеснение М. из культуры или редукция ее к чему-то иному, «рациональному». Рели­гиоведение, культурология, этнография, социальная психология, лингвистика предлагают социокультур­ный способ объяснения М. как функции некоторых способов социальной организации («функциона­лизм» Б. Малиновского), функцию культуры, функ­цию языкового символизма. Основным принципом этого способа объяснения является рассмотрение М. как реакции на определенные социальные потребно­сти (единство племени, организация труда и обще­ния), а также потребности психологического характе­ра (смягчение стресса, чувства вины, страха, неуверен­ности). Входе магического действия осуществляется подмена целей; задача преобразования природы реша­ется путем изменения коллективной психологии, а трансформация психики приводит к решению прак­тической проблемы. Сущность М. обнаруживается в ее принципиальной приграничности с наукой и практи­кой: там, где практика не достигла уверенной регуляр­ности, а наука не предоставляет убедительного объяс­нения, всегда находится место для М. Междисципли­нарное взаимодействие религиоведения, социальной антропологии, психологии, лингвистики, философии в исследовании М. выполняет не только научную, но и прикладную, общекультурную функцию — раскрыва­ет корни и содержание современного «оккультного воз­рождения» (см. Оккультизм), освобождает массово сознание от опасных заблуждений, развенчивает псевдонаучные претензии современных оккультистов, также идеологов, эксплуатирующих магические поня­тия (харизма, судьба, тайные силы) для создания поли­тических мифологий.

И.Т. Касавин

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz