Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

КАТАКОМБНОЕ ДВИЖЕНИЕ — религиозное дви­жение, возникшее в рамках православия русского в нач. 1920-х гг. Значимым событием оказалось появление группы архиереев (по большей части викарных или на покое), которые, будучи не согласны с политикой Рус­ской православной церкви и в частн., патриарха Тихона, перешли на самоуправление. Организовав свой «Па­раллельный синод», они, однако, не стали полностью разрывать отношения с официальной церковью. По­скольку эта группа заседала изначально в Московском Даниловом монастыре, ее и последователей стали на­зывать «даниловцами». Движение возглавил архиепис­коп Феодор (Поздеевский). В 1923 «даниловцы» при­няли решение о децентрализации церковной жизни, они стали совершать рукоположения без согласования с патриархом. В первых заседаниях «даниловцев» стал принимать участие другой лидер катакомбного движе­ния — архиепископ Андрей (Ухтомский). При его уча­стии было рукоположено ок. 40 архиереев, и более 30 тайных епископов к кон. 1930-х гг. было рукополо­жено его ставленниками. Его последователи известны под именем «андреевцев». Судьбоносным для последу­ющего развития К. д. явилось появление в 1927 Декла­рации митрополита Сергия (Страгородского) о лояль­ности Русской церкви советской власти и последовав­ший за ней контроль ОГПУ над кадровой политикой Церкви (в частности, перераспределение кафедр), чему многие епископы отказались подчиняться. Митропо­лит Иосиф (Петровых) объявил о своем несогласии с соглашательской политикой Сергия. Его поддержали епископы Димитрий (Любимов) и Сергий (Дружинин); В 1927 они подписали акт об отходе от митропо­литу Сергия. Возникшее в итоге движение, охвати­вшее значительную часть страны, стали называть (<иосифлянским». Разорвать отношения с митрополи­том Сергием также решили епископы Каргопольский Усилий (Докторов) и Никольский Иерофей (Афоник, Из Великоустюжской епархии), в Черноземье антисер- ианские приходы возглавил Алексий (Буй), на Сев. авказеВарлаам (Лазаренко). На Украине к «иосиф­лянам» присоединились епископы Павел Кратиров, Иоасаф (Попов), Дамаскин (Цедрик). «Иосифляне» также стали рукополагать тайных епископов для ду­ховного окормления епархий и церковных общин. Па­раллельно с «иосифлянским» в дек. 1927 возникло са­мостоятельное разделение во главе с 3 епископами в Вятской и Вотской (на территории Удмуртии) епархи­ях, получившее название «викторианского движения». Влияние «иосифлян» и других епископов, порвавших с митрополитом Сергием, распространилось на мно­гие приходы Новгородской, Псковской, Тверской, Витебской епархий, а также на Урале, в Татарии, Баш­кирии, Казахстане, во многих сибирских городах. Эти приходы подверглись репрессиям со стороны совет­ских карательных органов, множество их членов по­гибало в лагерях, оставшиеся уходили в подполье, орга­низуя церковную жизнь в условиях реальных катакомб. В связи с тем, что епархии, управлявшиеся порвавши­ми с митрополитом Сергием епископами, часто оказы­вались в условиях самоуправления, сформировавшие­ся в них катакомбные группы получали название по имени своего епископа («викториане» — последова­тели епископа Виктора (Островидова), «буевцы» — последователи епископа Алексия (Буя) и др.). Разрыв с официальной церковью и ее критика выразились у раз­ных катакомбников с разной степенью остроты и компромиссности. Между разными «ветвями» возникали трения из-за территорий влияния, но в целом они под­держивали церковные отношения. В течение советс­кого периода для части катакомбных общин духовный авторитет сохраняла Русская православная церковь за рубежом. В 1975 одна из катакомбных групп (по раз­ным сведениям 12 или 14 человек) после смерти окормлявшего ее архиерея даже была принята тогдашним главой Зарубежной церкви митрополитом Филаретом (Вознесенским) в ее лоно. А в 1980 для налаживания связи с катакомбниками Архиерейский собор «зару­бежников» даже рукоположил в сан епископа Варнаву (Прокофьева), который в 1981, в свою очередь, рукопо­ложил в епископы для российских катакомб Лазаря (Журбенко) с титулом «Тамбовский и Моршанский». С появлением зарубежных приходов в России во вре­мя перестройки большинство катакомбников, подчи­нявшихся епископу Лазарю, вошли в Зарубежную цер­ковь. В целом к кон. советского периода К. д. оказалось в кризисном положении. Подпольное существование выработало у катакомбников своеобразный конспиро- логический настрой, сформировало во многом асоци­альную антимодернизационную субкультуру, сопря­женную с мифологизированным представлением об истории, апокалиптическими, эскапистскими и изоля­ционистскими настроениями. В 1990-е гг. эта субкультура, однако, оказала воздействие на идеологический настрой «низов» в Русской православной церкви и в еще большей степени — у членов параллельных Рус­ской православной церкви церковных структур. Катакомбные епископы, поставленные до разрыва с офи­циальной церковью, к этому времени скончались. Не­многочисленные епископы «второго или третьего поколений» в настоящее время живут в российской глубинке и окормляют малочисленную деревенскую паству. Активно действующие деятели современной К. д., выступающие в качестве епископов — преемни­ков авторитетных катакомбных лидеров, вызывают со­мнения в самой катакомбной среде относительно ка­ноничности, а нередко и достоверности самого факта их хиротонии. Поэтому они могут претендовать на ру­ководство лишь очень немногочисленными доверяю­щими им общинами. Многие катакомбники влились в ряды Зарубежной церкви, включая ее ответвления, а также в Российскую православную автономную цер­ковь и в различные «альтернативно-православные» юрисдикции. Немало катакомбников вошло в церков­ное общение с греч. старостильными синодами. Среди наиболее известных катакомбных ветвей, распростра­ненных в кон. 20 в., — «секачевцы», их ветвь также на­зывается «серафимо-геннадиевской», так как ее клю­чевыми фигурами являются епископ Серафим (Поздеев 1874-1971), тайно рукоположенный еще патриархом Тихоном, священник Геннадий (Секач, 1904-1987), из­гнанный из Русской православной церкви, но считаю­щийся признающими его общинами епископом, ру­коположенным Серафимом (Поздеевым). Геннадий (Секач) устроил немало тайных общин и монастырей на юге России, а также в Украине и Белоруссии; он ру­коположил 12 архиереев, часть которых создали свои собственные полуподпольные группы, существующие и сегодня. Однако им уже не свойственно большин­ство черт, характерных для российского К. д. 20 в., по­этому их нередко характеризуют понятием «новые ка­такомбы» или «неокатакомбное движение». «Секачев­цы» и их преемники нередко соглашаются служить в качестве клириков в Русской православной церкви (если их только соглашаются принимать), выступают в СМИ, имеют размытую, мягкую по сравнению с Рус­ской православной церковью екклезиологию, нередко экуменично настроены. Среди неокатакомбных ветвей наиболее известны следующие: 1. «Исаакяне» (они же — «аниськинцы») — соратники хиротонисанного Генна­дием (Секанем) еп. Исаакия (Аниськина). В февр. 1991 они, в частности, прославили в качестве святого патри­арха Никона, а в качестве «мученика, убитого в результа­те заговора масонской ложи», «бессеребреника, чудо­творца, ходатая перед православным царем за народ рус­ский» — Григория Распутина. 2. «Ломейкинцы» —.от ветвление «секачевцев», лидер — еп. Никон (Ломейкин) выходец из богемно-артистической среды, пытавший ся с кон. 1994 выйти «из катакомб» и зарегистрировать в Минюсте «Московскую епархию Истинно-православной церкви». Идейно и духовно-иерархически «ломейкинцы» связаны с группой Рафаила (Порокопьева),участвовали в организации «Императорской церкви», п части «ломейкинцев» характерны не только экумени­ческие, но даже синкретические религиозные взгляды вплоть до духовного братания с буддистами. Монаше­ские обеты понимаются в символическом смысле, не накладывающим аскетических уз, напр., допускающим в пищу мясо. 3. Ветвь, возглавляемая митрополитом Минским и Светлогорским Епифанием (Каминским), возглавлявшим с 1991 до 2001 секачевскую иерархию. С 2003 Епифаний признает главенство Рафаила (Прокопьева) над Истинно-православной церковью в Рос­сии, входит в президиум «рафаиловского» «священно­го синода» как «экзарх Истинно-православной церкви в Белоруссии». 4. «Алфеевцы» — самоназвание части «секачевской» иерархии, происходящее от архиепи­скопа Алфея Барнаульского. Известно 6 епископов этой ветви, по отдельным сведениям, некоторые из них слу­жат священниками в Русской православной церкви. Порой новаторство неокатакомбников доходит до того, что они выходят уже за рамки православия и создают новые по своему вероучению группы. Так, епископс­кий сан от «секачевского» епископа Феодосия получил Иоанн Береславский, основавший впоследствии «Бо­городичный центр» и заявляющий до сих пор о своей преемственности «тихоновской церкви» и Истинно- православной церкви в целом. Формально к «секачев­ской» линии епископского преемства относится епис­коп Лазарь (Васильев), провозгласивший себя также «патриархом всея Руси, императором всероссийским) судебным исполнителем Откровения Иоанна Богосло­ва, «Агнцем Завета» и пр. В нач. 1990-х гг. Лазарь раз­вернул бурную общественно-политическую деятель­ность националистического характера. По отдельным сведениям, он рукоположил в дьяконы лидера РНЕ Александра Баркашова. В 1993 Лазарь участвовал в ок­тябрьском политическом конфликте на стороне «Бе­лого дома», где занимался «изгнанием бесов». Не свя­занным с «секачевцами» представителем «неокатакомбничества» является Амвросий (Сивере), долгое время даже пользовавшийся авторитетом не только среди части катакомбников, но и «карловчан», автор исследовательской книги «Кто есть кто в катакомбах», в которой немало мифологии. Летом 1994 Амвросий (Сивере заявил о своей «хиротонии» во «епископа Готфского якобы совершенной на московской квартире единолично престарелым катакомбным епископом Амфилохием (Шибановым). В 1995 Амвросий пытался за­ручиться признанием своего архиерейского сана со стороны старообрядческой Белокриницкой иерархии. В 1999 он стал пропагандировать нацистскую расовую теорию, называя Адольфа Гитлера «богоизбранным вождем». Сегодня Амвросий (Сивере) проповедует по­лигамию.

Б.К. Кнорре

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz