Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

ИУДЕЙСКАЯ МИФОЛОГИЯ – наука о мифах, т. е. знаковых преданиях, приверженцев иудейской религии, отражающих народные представления о древних ве­рованиях, ритуалах, событиях, людях, прародителях или законоучителях. Для верующих иудеев и христи­ан, конечно, мифы являются истиной, и сомневаться в их подлинности считается большим грехом. Подход к текстам Библии как к собранию мифологических сю­жетов сформировался на основе разработок библей­ской критики, берущей начало в европейской науке с творчества Б. Спинозы (16 в.). Этот голландско-еврей­ский философ первым аргументировано доказал, что авторство Пятикнижия не могло принадлежать Мои­сею хотя бы потому, что там описывается смерть само­го Моисея. К кон. 19 в. исследователи текстов Библии выделили несколько ее составных частей: одна, где Бог именуется Яхве, другая, где его имя Элохим, третья – Жреческий кодекс в начале книги «Бытие», принадле­жащая автору Второзакония. Успехи в изучении исто­рии стран и народов Древнего Востока от Месопота­мии до Древнего Египта предоставили огромный по объему и разнообразию материал для определения ис­точников формирования библейских сказаний. Ока­залось, что эти источники восходят к древнейшим пре­даниям шумеров, египтян и других народов региона. Была опровергнута теория панвавилонизма Ю. Веллль-гаузена, сводившего большинство источников текста к эпохе Вавилонского пленения евреев (6-5 вв. до н. э.). Важным источником преданий, дополняющим кано­нические книги Ветхого Завета, являются сохранивши­еся различного вида тексты иудейской религиозной литературы древнего и средневекового периодов, в частности мидраши. В мидрашах комментировались Законы Моисея и приводились назидательные расска­зы об исторических персонажах, причем широко ис­пользовался сохранившийся мифологический матери­ал, по которому исследователи находят следы домоно-теистических представлений древних иудеев. Главная особенность И. м. заключается в том, что в иудаизме каж­дый верующий может рассчитывать на блаженное цар­ство в будущем независимо от происхождения. Кроме того, она исключительно национальна, и все ее преда­ния направлены на подтверждение и защиту прав иудейского сообщества. Напр., начало Священного Пи­сания с сотворения мира объясняется необходимостью подведения слушателя к мысли о закономерности из­брания Богом родоначальника еврейского народа Ав­раама и дарования этому народу Святой земли. Но сами мифы Пятикнижия имеют близкое сходство с подоб­ными мотивами месопотамской, ханаанской, древне­египетской и других мифологий Древнего Востока. Мотив отделения света от тьмы и создания небесных светил содержится в аккадском мифе о вавилонском боге Мардуке. Семь дней творения, как и семь ветвей священного светильника меноры, соответствуют семи планетам вавилонской космогонии. Библейское имя Бога Элогим (Эл) обозначает имя божества у многих семитов и, что особенно важно, у жителей Ханаана (Па­лестины) до переселения туда древнееврейских пле­мен в 13-12 вв. до н. э. Имя первого человека Адам вос­ходит к евр. слову «адама» (земля), что соответствует древнешумерскому преданию о сотворении богами людей и животных из глины. Библейский рассказ о потопе имеет особенно много аналогов в шумерских и ассиро-вавилонских мифах. Древнейший из них, шу­мерский, относится к 3 тыс. до н. э. В этих преданиях из катастрофы также спасается герой – любимец бо­гов. Характерно для месопотамской мифологии и упо­минание о «ковчеге» – священном корабле, а также известной уже аккадцам стране Урарту. Вполне соот­ветствуют историческим условиям, хотя, конечно, не буквально подтверждают их, библейские предания о патриархах. Предполагается, что в основе рассказов о патриархах лежат зафиксированные гораздо позднее племенные предания. Исход праотца Авраама (перво­начальное имя Аврам) из Ура (Южная Месопотамия) отражает движение семитских народностей на запад в нач. II тыс. до н. э., в эпоху правления вавилонского царя Хаммурапи. По поводу изменения имени боров­шегося с божеством патриарха Иакова на Израиль («бо­ролся с Богом») есть толкование, что речь идет о борь­бе с духами почивших, т. е. о негласном признании бытовавших элементов политеизма. Вместе с тем, по мнению других исследователей, это имя означает «Бог (Эл) боролся», т. е. своего рода призыв от Бога Иакову оказать ему помощь в борьбе с земными и небесными врагами. И. м. очень точно отражает патриархальные отношения древнего общества. Женщина считалась существом пассивным и в случае нарушения сексуаль­ных запретов, как правило, рассматривалась как неудач­ливая жертва, а основная вина за это лежала на мужчи­не. При этом сексуальная связь мужчины с блудницей или храмовой проституткой не считалась грехом, по­скольку эти женщины не были собственностью муж­чин своей большой семьи. История пребывания в Египте сына Иакова Иосифа может считаться волшеб­ной сказкой, однако, несомненно, отражает реальные факты пребывания хотя бы части еврейских племен в Древнем Египте. Здесь тоже прослеживается иудейская религиозная идея возвышения иудея в чужой стране и его покровительства своим соплеменникам. Но глав­ная миссия спасения народа, руководства Исходом из Египта и получения от Бога 10 заповедей в Синайской пустыне выпадает на долю Моисея и его брата Аарона (имена египетские). Исследователи полагают, что на мо­нотеистическую концепцию этих заповедей повлияли религиозные реформы египетского фараона Эхнатона (14 в. до н. э), также носившие монотеистический характер. Показательно, что в этих заповедях не упоми­нается Святая земля, обетованная Богом, что может свидетельствовать о кочевом образе жизни народа, ве­домого Моисеем. Хотя редакторы Танаха тщательно стремились устранить все следы политеизма, все же эти следы достаточно заметны. Напр., культ медного змея-исцелителя, как свидетельствует археология, был свой­ствен многим народам древнего Ближнего Востока. Вера в него была настолько крепка, что его изображе­ние находилось в Иерусалимском Храме и было унич­тожено только в условиях торжества монотеизма ца­рем Езекией (6 в. до н. э). Тем не менее остатки полите­изма иудейская религиозная литература сохранила в виде сюжетов с упоминанием «шестикрылых серафи­мов», ангелов, демонов, «сатаны-губителя» и т. д. Тал­мудические предания, относящиеся к эпохе Второго Храма и более позднему периоду, связаны с истори­ческими личностями тех времен – Александром Ма­кедонским, Иродом Великим, римскими императора­ми Титом, Веспасианом, Адрианом, вождем восстания иудеев против римлян (132-135) Бар Кохбоп. Другие сюжеты и легенды повествуют о делах и поучениях за­коноучителей от Гиллеля Старшего (1 в. до н. э. – 1 в. н. э) до завершителей Талмуда (кон. 5 в. н. э.). В Средние века иудейское мифотворчество, несмотря на возраже­ния иудейских философов-рационалистов, в частно­сти М. Маймонида, продолжалось, особенно в трудах каббалистов (см. Каббала). Хасидские притчи и сказа­ния (см. Хасидизм), возникшие в 18-19 вв., представля­ют собой последние, исключительно выразительные образцы И. м.

В.Л. Вихнович

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz