Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

ИУДАИЗМ И АНТИСЕМИТИЗМ – две концепции, исходящие из противоположных посылок. Антисеми­тизм – обобщенное наименование системы взглядов, настроений и действий, в основу которых положено враждебное отношение к евреям. Впервые термин «ан­тисемитизм» употребил в 1882 немецкий журналист Марр, указав тем самым, что иудаизм зародился на Древ­нем Востоке среди народа, говорившего на языке семит­ской языковой семьи. Более того, Марр, следуя распрос­траненной тогда в Германии расовой теории, полагал евреев особой расой, отличной от «арийской». Термин этот закрепился в научной литературе и публицистике, несмотря на его очевидную неправомерность, посколь­ку, помимо древних, живые араб, и эфиоп, языки также являются семитскими, а иудеи в течение многих веков употребляли семитский др.-евр. язык только в богослу­жебных целях. Кроме того, еще до н. э. иудейские общины пополнялись за счет прозелитизма, и иудейская диаспо­ра во многом благодаря этому по численности превы­шала население самой Иудеи. Т. обр., о расовом единстве иудеев говорить не приходится. Поскольку история вза­имоотношений иудейских общин с окружающим ми­ром насчитывает более двух тысячелетий, то примени­тельно к любым конфликтам вплоть до эпохи массовой секуляризации (19-20 вв.) правомерно говорить не об антисемитизме, а об антииудаизме. Иудейская община в диаспоре в древности и в Средние века представляла собой одновременно определенное социально-экономи­ческое сообщество. Поэтому меры политического, иде­ологического и экономического характера, направлен­ные против общины, несомненно, самым непосред­ственным образом воздействовали на отдельного члена, не желавшего ее покинуть. Отсюда нередко антииуда­изм был на деле синонимом антисемитизма. Характер­ным примером этого может служить эпизод из Книги Есфирь (3:8), когда придворный персидского царя Аман, замышляя истребить евреев, говорит царю: «Есть один народ, разбросанный и рассеянный между народами по всем областям царства твоего; и законы их отличны от законов всех народов, и законов царя они не выполня­ют». В античном мире иудейские общины существова­ли в городах Средиземноморья и входили в широкий контакт с эллинистической культурой и полисной сис­темой. При этом усвоение евреями греч. языка и элли­нистической культуры происходило настолько быстро, что уже в 250 до н. э. в Александрии Египетской был осуществлен перевод Библии на греч. язык. Невозмож­ность религиозного единства приверженцев монотеис­тического иудаизма с язычниками привело к возникно­вению антииудейской эллинистической литературы. Первым идеологом антииудаизма можно считать еги­петского жреца Манефона (3 в. до н. э.), в карикатурной форме описавшего библейскую историю Исхода евре­ев из Египта. В Александрии появляются сочинения Молона и Апиона, где иудеи обвиняются в ритуаль­ных убийствах и поклонении в Иерусалимском Храме ослиной голове. Тем не менее эллинские правители и римские императоры неоднократно признавали пра­ва иудеев жить по законам предков и даже предостав­ляли им некоторые привилегии. Подавление восста­ний в Иудее, как правило, не вызывало продолжитель­ных мер против иудаизма как религии. Более того, с возникновением христианства римские власти, обес­покоенные его распространением среди язычников, стали в известной степени благосклонней относить­ся к иудаизму, признавая его только национальной религией. После победы христианства положение приверженцев иудаизма ухудшилось. Христианство, зародившись в мире иудаизма, со временем вышло за его рамки и провозгласило себя Новым Израилем. Тем самым подчеркивалось, что миссия Старого Израиля (иудейства) завершена с явлением в мир Сына Божь­его Иисуса Христа. По мере укрепления власти хрис­тианской церкви над обществом антииудейские тен­денции выражались в стремлении побудить иудеев уверовать в то, что евангельский Иисус является тем самым Мессией, приход которого был предсказан про­роком Исайей. Поскольку этого не удавалось добить­ся убеждением, то иудеев старались изолировать от остального общества. Чтобы оградить христиан от влияния иудаизма, иудеям запрещалось держать хри­стианскую прислугу, занимать общественные долж­ности, появляться на улицах в Страстную неделю. Они обязаны были носить отличительный знак, им запре­щалось свидетельствовать против христиан на суде и т. д. С началом крестовых походов в 11 в. иудеев стали обвинять в осквернении христианских святынь, в том, что они якобы «враги Христовы», «богоубийцы». Пе­риодически конфисковались и уничтожались иудей­ские богослужебные книги, прежде всего Талмуд. Все это способствовало массовым погромам иудейских общин, их разорению и изгнанию из различных стран Европы; избежать этих бедствий иудеи могли только посредством крещения. Самым трагическим событи­ем такого рода было изгнание иудеев из Испании в 1492, означавшее конец процветающей и очень бога­той творчески общины иудеев-сефардов. С возник­новением книгопечатания пропаганда против иуде­ев усилилась, причем значительная роль здесь при­надлежит М. Лютеру. Идеолог Реформации был весьма разочарован тем, что и после обличения им католи­цизма иудеи не обратились к христианству протестант­ского направления. Надо сказать, что в православной Византии до погромов и обвинений иудеев в ритуальных убийствах дело не доходило, хотя и там ве­лась острая антииудейская полемика. После приня­тия византийского православия на Руси, в самом Ки­еве и других местах, еще со времен иудейской Хаза-рии продолжали существовать иудейские общины. Беспорядки в Киеве в 1113, при которых пострадали иудеи, не носили религиозного характера. В Москов­ском государстве правительство, напуганное новго-родско-московской ересью жидовствующих (кон. 15 – нач. 16 в.), категорически запретило въезд в страну евреев, не принявших христианство. После разделов Польского королевства в Российской империи ока­залось ок. 2 млн иудеев. Политика властей империи вплоть до революции 1917 была открыто направле­на против иудаизма. Все многочисленные и тяжелые правовые ограничения носили не антисемитский, а антииудейский характер, поскольку не распростра­нялись на евреев, перешедших в одну из христиан­ских религий. Из католической Польши в Россию проникли обвинения иудеев в ритуальных убийствах. Хотя Александр I в 1817 запретил такие обвинения «без всяких улик, по единому предрассудку», они пе­риодически возникали в течение 19 в., несмотря на то что никогда не были доказаны. Во вт. пол. 19 в. в России появились антииудейские сочинения. Самы­ми заметными из них были книги Я. Брафмана «Кни­га Кагала» (1868) о вредоносности иудеев для окру­жающего мира и Лютостанского «Об употреблении евреями-сектаторами христианской крови» (1876), обвиняющая евреев в ритуальных убийствах. С раз­витием революционного движения в России анти­иудейская составляющая антисемитской пропаган­ды реакционных кругов ослабевает, замещаясь об­винениями евреев в революционной деятельности. Последней попыткой возвести на иудеев обвинение в ритуальном убийстве было окончившееся полным провалом правительственной юстиции «дело Бейли-са». В отличие от России, в Европе, особенно в Герма­нии, многими идеологами 19-20 вв. иудаизм считался порождением «еврейской расы». Фюрер германских нацистов дошел даже до утверждения, что христиан­ство было создано евреями, в частности апостолом Павлом, для разрушения великой арийской Римской империи и служит орудием для одурачивая немцев и других арийцев. В исламском мире иудеи наравне с христианами находились формально под защитой законов Омара как «люди Писания», и положение их было в общем лучше, чем в христианской Европе. Соб­ственно антисемитские (точнее, антиеврейские) на­строения появились в арабском мире после создания Государства Израиль.

В.Л. Вихнович

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz