Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

ИУДЕЙСКОЕ ПРАВО – совокупность норм и пра­вил, регулирующих социальные отношения в сообще­стве иудеев. Основным принципом И. п. является пол­ное равенство всех членов общины перед Богом неза­висимо от имущественного и социального положения. История И. п. насчитывает ок. 3 тыс. лет. И. п. берет свое начало в правовых системах народов Древнего Восто­ка. Особенность его заключается в том, что оно с само­го начала было одновременно как религиозным, так и национальным. Даже после ликвидации древнего го­сударства Иудеи в 1 в. н .э. до эпохи эмансипации в 18 в. И. п. продолжало не только существовать, но и разви­ваться в автономных иудейских общинах на территори­ях многих государств под покровительством светских властей. Теократический характер общины исключал для иудеев возможность обращаться за решением внут­ренних споров в неиудейские суды (см. Теократия). В такой ситуации в компетенции И. п. находились все гражданские споры между членами иудейских общин, а Нередко и уголовные дела. Поскольку в И. п. зачастую невозможно разделить ритуальные, правовые и мораль­ные аспекты, оно регулирует все стороны жизни и дея­тельности иудея постоянно, кроме часов сна. Наиболее полное отражение И. п. нашло в нормативной части Устного Писания (Талмуда) Галахе, а также в Агаде, представляющей собой совокупность преданий и ле­генд, нравоучительных историй, притч и поучений авторитетных мудрецов. Уже в десяти заповедях, наряду с первыми заповедями о почитании имени Бога и суб­боты, находятся чисто уголовно-правовые положения: «не убивай» и «не кради». Страхом перед Божеством подкрепляются положения как административного: «Не делайте неправды в суде, в весе и в измерении, да будут у вас весы верные, гири верные...», так и мораль­но-поучительного характера: «Перед лицом седого вста­вай и почитай в лице старца, и бойся Бога твоего. Я, Гос­подь, Бог ваш». В библейский период сформировалась и судебная система в форме Божьего повеления: «Во всех жилищах твоих, которые Господь Бог даст тебе, поставь себе судей и надзирателей по коленам твоим, чтобы они судили народ судом праведным». После разрушения Иерусалимского Храма в 70 н. э. иудей­ская судебная система сохранилась во всех иудейских общинах и стала основой их автономии. Передавае­мые вначале устно законы И. п. были со временем за­фиксированы в Мишне Иегудой Ганаси (нач. 3 в. н. э.), затем, к кон. 6 в. н. э, в Вавилонском и Иерусалимском Талмудах (состоят из общей Мишны и различных ком­ментариев к ней – Гемар). В отличие от кодексов рим­ского права, в Талмуде изложение норм не строго упо­рядочено. Каждый случай разбирается отдельно и формально, без четкого определения юридических тер­минов. Однако в послеталмудической литературе уже выстраивается стройная система талмудического зако­нодательства и правовых принципов. Поэтому юри­дическими источниками И. п. признаются: Мидра-ши – толкования и комментирования Галахи, Така-на – законодательство иудейских законоучителей, обычаи, конкретные судебные решения (прецеденты), правовая и общечеловеческая логика мудрецов Гала­хи. В И. п. четко различались законы, непосредствен­но следующие из Священного Писания (ми-де-орай-та), и постановления законоучителей от своего имени (ми-де-раббанан). Принципиальное различие между этими группами законов заключается в том, что всякие сомнения в случаях применения ми-де-орайта тракту­ются в сторону ужесточения, а в случаях использова­ния ми-де-рабаннан в сторону смягчения. Строгого правила различения этих категорий не существовало. Считалось, что этому может способствовать глубокое изучение всей совокупности талмудической и после­талмудической литературы. Однако, принимая разли­чия в законах ми-де-орайта и ми-де-рабаннан, И. п. тре­бовало равную обязательность их применения. Обосно­ванием этого было безусловное признание того, что источником законов Галахи является «Тора с небес», да­рованная Моисею из уст Всевышнего. Но вместе с тем за 40 дней пребывания на Синае Моисею были даны так­же основные правила, знание которых необходимо для понимания и разъяснения этих законов. В дальнейшем мудрецы и законоучители в каждом новом поколении извлекали из Святого Учения новые подробности и уточнения в связи с усложнением самой жизни, что соответствовало другому принципу – «Тора не на не­бесах». Следует отметить, что правильным считалось решение последнего (по времени) мудреца – знатока Галахи, но при этом он должен был изучить мнения законоучителей предыдущих эпох. Важным в И. п. было разделение дел, объединяемых общими понятиями «мамон» (богатство) и «иссур» (запрет). К первым от­носились дела имущественно-финансового характера, а ко вторым все прочие. Сущность различия между эти­ми категориями заключалась в том, что хотя всякого рода условия, противоречащие законам Учения, счита­лись недействительными (иссур), вместе с тем призна­валось, что в делах чисто имущественных возможно компромиссное решение по соглашению сторон, даже если оно не совсем соответствует указаниям Торы. Напр., контракт, заключенный в субботу, сохраняет свою силу, однако Галаха обязывала суд не оказывать содействия в реализации такого контракта. Важным принципом И. п. является принцип «Дина малхута – дина», гласящий, что законы государства, где прожи­вают иудеи, обязательны для исполнения. Вместе с тем считали, что этот принцип имеет силу только в делах имущественных и не распространяется на дела риту­альных запретов и разрешений. Следует особо подчер­кнуть тесную связь И. п. с моралью. В приговоре судьи указывается не только юридический, но и моральный аспект совершаемого акта правосудия. В делах о воз­мещении убытков нередко выносится приговор; «не­наказуем людьми, но наказуем Небесами». При разбо­ре дел сложных И. п. полагает, что справедливый суд – это не обязательно суд строго «по букве закона», но все­гда следует учитывать обстоятельства места и времени. В частности, религиозный судья в соответствии с И. п. становится на сторону неимущих в тяжбах с богачами, даже если последние формально не были обязаны пла­тить. Пониманию справедливости придавалось на­столько большое значение, что законоучители Талму­да высказывали мнение: Иерусалим был разрушен по­тому, что там судили только на основе формально точного соответствия законам Торы. Особое внимание уделяет И. п. защите прав обездоленных. Раб никогда не рассматривался как полная собственность хозяина, жестокое обращение с рабом вело к его освобождению, были установлены мягкие правила взыскания долга, при расторжении договора между трудящимися и хо­зяевами размер ответственности был больше для хо­зяев, весьма часто применялись ограничения права частной собственности для общего блага. Вообще судья по И. п. являлся для судящихся не только правове­дом, но и духовным руководителем, который мог при­нудить своим авторитетом непримиримых спорщиков к компромиссу. После эпохи эмансипации обращение иудеев к И. п. стало делом добровольным и потеряло обязательную силу. В современном государстве Изра­иль делаются попытки совместить правовую систему демократического государства с И. п. Поскольку рели­гия в стране не отделена от государства, то элементы И. п. сохраняют свои позиции, особенно в области се-мейно-брачных отношений, определения статуса суб­боты как единого выходного дня, установления в ар­мии обязательного соблюдения кошерного питания, определения ответа на вопрос «кто является евреем?» и т. д. Сторонники введения в стране только И. п. со­ставляют 15-20% населения. Большинство полагает, что наряду с современной системой правосудия необ­ходимо сохранить ряд традиций И. п., рассматривая их только как национальные, а не религиозные.

В.Л. Вихнович

Rambler's Top100
Hosted by uCoz