Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

ИУДЕЙСКАЯ ФИЛОСОФИЯ – истолкование основ­ных принципов и положений иудаизма с помощью по­нятий философии в стремлении добиться их философ­ского обоснования. И. ф. возникла и развивалась под влиянием культуры и философской мысли окружав­ших иудеев народов эллинистического, мусульманско­го и христианского миров. Первоначальный период И. ф. относится к эллинистическому периоду (2 в. до н. э. – 1в. н. э). Виднейшим представителем этого пе­риода И. ф. был Филон Александрийский (ок. 25 до н. э. – 40 н. э.). В своих сочинениях на греч. языке он старает­ся найти в Священном Писании подтверждения фило­софских идей эллинов, прежде всего Платона. С этой целью он прибегал к аллегорическому толкованию со­бытий, упоминаемых в Торе. Важнейшей идеей, выска­занной Филоном, является учение о логосе. Для Филона Бог – это абстрактное понятие без каких-либо атрибу­тов, в то время как логос – это своего рода «второй Бог», посредник между Богом и человеком, который и является инструментом творения и Откровения в мире. Хотя Филон был ревностным приверженцем и защит­ником иудаизма, его идеи глубоко противоречили пред­ставлениям иудеев о монотеизме и живом Боге. Поэто­му они не оставили следа среди приверженцев иудаиз­ма, однако оказали заметное влияние на творчество Отцов Церкви. Новый импульс И. ф. получила только в 10 в. в период культурного возрождения в арабо-мусульманском мире. Большинство трудов иудейских философов того периода написано на араб, и евр.-араб. языках под влиянием мусульманской философской мысли, которая, в свою очередь, опиралась на перево­ды эллинских мыслителей. Выдающимся представи­телем И. ф. этого периода является уроженец Египта, творивший в Багдадском халифате, Саадия Бен Иосиф (892-942). Саадия не видел противоречия между От­кровением и разумом, поскольку они оба восходят к одному божественному источнику, но Откровение яв­ляется более быстрым способом постижения боже­ственной истины. Самым убедительным доводом в пользу бытия Бога он считал акт творения мира из ни­чего. При этом он признавал действенность и объек­тивность законов природы. Человек – венец творения, и для достижения полного совершенства Бог создал Тору. Тора вечна, как и ее приверженцы-иудеи. Для вы­полнения законов Торы человек наделен свободой вы­бора между добром и злом. Душа бессмертна и воссое­динится с телом после воскресения мертвых. Однако переселение душ, особенно в тела животных, отрица­ется как противоречащее разуму. Другим видным пред­ставителем И. ф. является уроженец мусульманской Испании (ок. 1021-1051) Ибн Гебироль, поэт и автор книги «Мекор Хаим» («Источник жизни»). В ней он оригинально разрабатывал идею неоплатонизма об эманации. Согласно его теории, божественная воля яв­ляется посредником между Богом и эманацией. Мате­рия является одной из первых стадий божественной эманации, причем она не телесное, а духовное начало. Телесность возникает по мере удаления ее от источни­ка. Подчеркивается, что форм телесности множество, но материя едина. Первичным и вечным источником всей реальности является Бог, создающий в соответ­ствии со своей волей мировую душу. Из этой мировой души рождаются все чистые духовные явления и теле­сные вещества. Идея воли Бога защищает учение Торы о творении и тот принцип, что процесс мирового раз­вития является результатом целесообразной деятель­ности Божества. Книга Ибн Гебироля, рано переведен­ная на лат. язык, оказала большое влияние на средне­вековых христианских философов. В качестве другого видного представителя И. ф. в мусульманской Испании можно указать поэта и мыслителя Иегуду Галеви (1085-1140). В книге «Кузари» он стремился методами рационализма доказать превосходство иудаизма над христианством и исламом. Книга построена в виде диалога иудейского мудреца с царем Хазарии. Галеви разграничивал требования философии и требования Откровения. По его утверждению, взаимосвязи между Богом и человеком можно достичь только посредством личного просветления и откровения. Однако в иудаиз­ме свидетелем Божественного явления и дарования Торы на Синае был не один человек, а весь народ. По­этому не может быть и речи о самообмане. В связи с этим и Тора, и Святая земля могут служить каналами, проводящими духовную энергию божественного на­чала. Он также полагал, что назначение приверженцев иудаизма – общечеловеческое, и в будущем царстве Мессии все народы достигнут того уровня совершен­ства, которым потенциально обладает народ сынов Израиля. Младший современник Галеви, Авраам ибн Эзра (1092-1167) прославился как поэт, переводчик, ученый и комментатор Торы, а также неутомимый пу­тешественник. Несмотря на искреннюю веру, он в ос­торожной форме выражал начала библейской критики и первым заметил, что Пятикнижие не могло быть на­писано Моисеем. В творчестве Моисея Маймонида, ро­дившегося в 1134 в Толедо и проведшего большую часть своей жизни в Каире (ум. в 1204) в качестве при­дворного врача местного султана, И. ф. достигла своей вершины. Философские взгляды Маймонида изложе­ны в его объемном труде «Море невухим» («Путеводи­тель растерянных»). Питая глубочайшее уважение к Аристотелю, он в своей философии стремился найти обоснование иудейской религиозной традиции. Для со­гласования идей Аристотеля и иудейской традиции Май-монид также прибегал к аллегорическому толкованию текста Священного Писания. Однако он считал несовер­шенным человеческий разум, который пригоден только для решения проблем неглавного характера; в наиболее важных вопросах последнее слово должно оставаться за Откровением. Он признавал вечное существование мира и полагал важным только то, что мир создан свободной Божественной волей. Бога он объявлял одновременно и Перводвигателем, и Первопричиной. Бог представляет собой бесконечное, бесплотное, единое, вечное и исклю­чительно первичное начало. В соответствии с такой кон­цепцией Маймонид много внимания уделял метафизи­ческому истолкованию антропоморфических образов и выражений, встречающихся в Священном Писании (см. Антропоморфизм). Он разрабатывал также идею о не­гативном истолковании атрибутов Божества, т. е. отстаи­вал высшую духовную идею Бога. Всякое приписывание Богу каких-либо положительных свойств он считает идолопоклонством, а сущность Бога, по мнению Маймони­да, выходит за пределы человеческого понимания. Пра­вильные отношения с Божеством – это его познание. Оно заключается в стремлении человека овладеть всеми, и реальными, и метафизическими, науками. Тем самым душа подготавливается к вечной жизни с Богом, кото­рая, по представлению Маймонида, будет полна бла­женства познания. Наиболее полное познание Бога не­посредственно связано и с познанием его милости и справедливости, что ведет человека к моральному со­вершенству. Пророческий дар может быть от рожде­ния свойствен определенным людям, но даже они могут быть лишены его, если не будут угодны Богу. Рациона­лизм Маймонида привел его к скептическому отноше­нию к чудесам. Он не отрицал их возможность, но считал, что вера должна основываться на внутренне присущей истине, а не на чудесных явлениях, которые могут ока­заться обманчивыми. Все упоминания об ангелахл демо­нах в Торе и Талмуде он считал метафорическими сказа­ниями, так же как и описания будущего царства Мессии. По его представлениям, блаженство рая – это подлин­ное единение с Божеством, а муки ада – это отчуждение от него. Маймонид сформулировал 13 принципов веры иудаизма, вошедших позднее в иудейские молитвенни­ки. Критиками взглядов Маймонида были другие иудей­ские философы, в частности Крескас из христианской Испании (1340-1410), объявлявший в отличие от Май­монида главным атрибутом Божественной воли любовь, а творение – средством излучения этой любви в мир. Последним из философов, посвятивших свое творчество защите принципов иудаизма перед христианской цер­ковью, может считаться ученик Крескаса Иосиф Альбо (1380-1444). Строго говоря, история И. ф. завершается И. Абрабанелем (1437-1508), ставшим свидетелем изгна­ния иудеев из Испании в 1492. Он утверждал уже, что вся Тора божественна и нет оснований отличать одну груп­пу ее идей и представлений от другой. В дальнейшем в иудаизме возобладали старые представления раввинов, которые рассматривали философский подход к изуче­нию Торы и Талмуда как чистую ересь. В Новое время, начиная со Б. Спинозы (1632-1672), появляются филосо­фы еврейского происхождения, находящиеся под влия­нием иудейского наследия. Большинство их уже рассмат­ривали иудаизм не как Слово Божье, но как творение человеческой мысли, развивавшееся в ходе истории. В философском отношении они следовали направлени­ям западной философии. Среди мыслителей 20 в., в твор­честве которых разрабатывались в основном социаль­но-этические проблемы иудаизма, можно указать Ф. Розенцвейга, М. Бубера, А. Кука, Э. Левинаса, А. Неера, И. Лейбовича и др.

В.Л. Вихпович

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz