Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

ИСЛАМСКАЯ МОРАЛЬ  – мораль, основанная на эти­ческих положениях Корана и Сунны, а также этико-правовых выводах, сделанных специалистами в области мусульманского права на основе этих источников, а так-

417

же местных традиций (адат), не противоречащих ос­новным положениям ислама. Базовые принципы И. м. вытекают из распространения основных положений исламского вероучения на внутренний мир человека и его социальное поведение. Понятие морали (хулк, ах-лак) тесно связано с понятием благочестия (таква) и является составной частью религиозного закона (ша­риата) в широком смысле слова. В связи с этим мно­гие нормы И. м. имеют правовое значение. Тесная увяз­ка морали и права в исламском религиозном сознании придает, с одной стороны, моральный и личностный характер правовым нормам, делая их соблюдение кри­терием личного благочестия и благонравия, с другой  – характер религиозно-правового императива нормам индивидуальной и коллективной морали, что обеспе­чивает их устойчивое сохранение и воспроизведение в рамках исламской культурной традиции. Религиозный характер И. м. делает ее базовыми категориями поня­тия греха (айб, джунах/гюнах) и благодеяния (амал са-лиха). Наибольшим грехом, который не может быть прощен Богом, согласно Корану, является неверие (куфр) и многобожие (ширк), выводящее человека за рамки И. м. При сохранении веры в единого Бога мень­шие грехи могут быть прощены Всевышним при ус­ловии покаяния (тауба) и отказа от их совершения в дальнейшем. Наилучшим из благодеяний является соблюдение того, что предписано Богом, поощрение других к соблюдению этого, воздержание и удержание других от запретного и порицаемого. Важнейшим эле­ментом индивидуальной И. м. является упование на Бога (таваккул) и терпение (сабр), что тесно связано с догматом о предопределении (такдир) и представлении о невозможности избежать своей судьбы. Вместе с тем сабр шире пассивного терпения и подразумевает, ско­рее, стойкость в перенесении житейских невзгод, не исключающую попыток их активного преодоления. К большим грехам, требующим покаяния, относятся убийство, воровство, пьянство, прелюбодеяние, отказ от совершения молитвы и соблюдения поста и т. п. Ста­тус человека, совершившего большой грех, был пред­метом богословских дискуссий в 8-11 вв., оказавших решающее влияние на выработку исламской этико-правовой доктрины. Так, хариджиты считали такого человека вышедшим за рамки ислама (кафир), мурджииты утверждали, что совершивший большой грех остается тем не менее верующим, мутазилиты полага­ли, что он занимает промежуточную позицию между верой и неверием. В конечном итоге возобладала ком­промиссная позиция, заключающаяся в том, что совер­шивший большой грех является грешником, но не неверующим, однако его вера является слабой и может в принципе сократиться до нуля; чтобы этого не произошло, человек, желающий остаться верующим, дол­жен укреплять свою веру благими делами. Важнейшей добродетелью с т. зр. И. м. является соблюдение рели­гиозных предписаний в области поклонения Богу, вы­раженных прежде всего в «пяти столпах ислама» (еди­нобожие, молитва, пост, закят, хаджж), и взаимоотно­шений с другими людьми. Важнейшим принципом общественной И. м. является представление о братстве всех мусульман независимо от происхождения, соци­ального статуса и т. д. Из этого следует отрицание ра­совой, этнической и кастовой дискриминации, необ­ходимость оказания помощи и непричинения вреда мусульманам и немусульманам, не находящимся с му­сульманами в состоянии вражды. Ислам категоричес­ки запрещает лишение человека жизни, в т. ч. и по ре­лигиозным мотивам, за исключением регламентиро­ванного правовым образом наказания за преступление, в целях защиты собственной жизни и безопасности своей семьи или в случае объявленной войны. Важной морально-этической ценностью в исламе является се­мья. Начиная с самого раннего этапа исламской исто­рии, разрыв родственных связей считался крайне по­рицаемым и небогоугодным деянием и допускался только в безвыходных ситуациях, когда инициатива этого разрыва исходила не от мусульман. В случае кон­фликтов между различными семейно-родственными группами И. м. в принципе допускает кровную месть как крайнее средство, однако наилучшим решением считается примирение. Почтение к родителям и вооб­ще к старшим рассматривается как важное проявле­ние благочестия. Моральная ценность семьи обусло­вила высокое значение института брака. Брак считает­ся религиозной обязанностью или по крайней мере очень желательным и поощряемым действием взрос­лого мусульманина. Ислам в принципе допускает по­лигамию, однако ограничивает возможное количество жен одного мужчины четырьмя при условии их абсо­лютного равноправия между собой и одинакового от­ношения к ним со стороны мужа. Вопреки распростра­ненному представлению на всех этапах исламской ис­тории полигамия была относительно редким явлением, многие современные богословы делают вывод о мо­ральной желательности моногамии на основании край­ней затруднительности одинакового отношения со стороны мужа к нескольким женам. И. м. постулирует различие биологической и социальной роли мужчины и женщины и, исходя из этого, санкционирует поло­вую сегрегацию, в которой западные исследователи нередко усматривают неравноправие женщин. С т. зр. самой И. м., элементы половой сегрегации рассматри­ваются как средства защиты их личной неприкосно­венности, а также имущественного и семейного стату-

418

са от незаконных посягательств. В контексте семейной и общественной морали тяжким преступлением счи­тается прелюбодеяние (зина) под которым понимают­ся добрачные и внебрачные половые связи. Интерпре­тация прелюбодеяния как юридического преступления против неприкосновенности семьи и личности обу­словила моральную оправданность общественных мер, направленных на предупреждение возникновения условий для его совершения, включая жесткую регла­ментацию одежды и социального поведения женщин. Патриархальный характер традиционных мусульман­ских обществ также способствовал и способствует не­которому ограничению социальной активности жен­щин, однако ислам возлагает на мужчину как на главу семьи моральную обязанность обеспечивать ее эконо­мическое благополучие. В целом, как и исламское пра­во, И. м., будучи универсальной и обращенной ко всему человечеству, не является тоталитарной и имеет меха­низмы адаптации конкретных этнических и региональ­ных моральных норм и обычаев к общеисламскому контексту. Это обусловливает сосуществование универ­сальных принципов И. м. и различных исторически и социально обусловленных конкретных морально-эти­ческих представлений.

И.Л. Алексеев

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz