Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

ИСЛАМОВЕДЕНИЕ  – самостоятельный раздел вос­токоведения, занимающийся комплексным изучени­ем истории ислама, источников его вероучения, влия­ния ислама на социальную эволюцию мусульманского мира, его историческое развитие и современное состо­яние. Начало формирования И. относится к сер. 19 в. Развитие европейского (в т. ч. российского) И. находи­лось, с одной стороны, в связи с общим развитием наук о человеке, культуре и обществе (прежде всего исто­рии и филологии), с другой  – в тесной связи с поли­тическими и экономическими интересами европейских держав на мусульманском Востоке. Создание методо­логии собственно научного И. непосредственно связа­но с разработкой общих принципов и методов истори­ческого исследования и применения этих методов, в частности, к исследованию арабо-мусульманского ма­териала. Первоначально И. развивалось как дисци­плина, ориентированная прежде всего на историко-филологическое изучение памятников письменности ислама. В тесной связи с этим находилось также тео­ретическое изучение восточных языков (прежде все­го, араб.). Определяющее влияние на раннем этапе раз­вития научного И. (1850-1870-е гг.) оказали работы Г. Вейля, А. Шпренгера, Р. Дози, А. Кремера. Основной заслугой этих авторов, создавших классические труды по политической и культурной истории халифата, проблемам возникновения ислама и биографии Мухаммада, была подробная разработка и введение в на­учный оборот широкого источникового материала. Именно ими были предприняты попытки построения научной теории исторического развития ислама и му­сульманского мира на основе обобщения эмпирическо­го материала. Кон. 19  нач. 20 в., составивший целую эпоху в развитии научного И., отмечен прежде всего дея­тельностью таких исследователей, как И. Гольдциер и X. Снук-Хюргронье. ТруДами этих ученых была сформу­лирована принципиально новая теория происхождения хадисов  – второго после Корана источника мусульман­ского вероучения. Эта теория оказала решающее влия­ние на дальнейшее развитие И. Если для предшествую­щих поколений исламоведов ислам выглядел религией, сформировавшейся «при полном свете истории», то X. Снук-Хюргронье высказал, а И. Гольдциер независи­мо от него попытался обосновать гипотезу о том, что большая часть хадисов (предания о поступках и выска­зываниях Мухаммада) не относится непосредственно к периоду его жизни, а была сформирована в течение первых двух веков исламской истории. Этот гипер­критический подход долгое время выглядел аксиомой в глазах большинства исследователей, хотя впослед­ствии подвергся некоторому пересмотру. После Гольдциера огромный вклад в дальнейшее критическое

416

изучение исламских источников внесли Ю. Велъгаузен, А. Ламменс, Л. Каэтани и др. В 1950-1970-е гг. одной из значимых новаций в мировом И. стал рост интереса к суфизму. Значительным вкладом в изучение этого фе­номена исламской религиозной жизни стали работы А. Корбена, Л. Массиньона, Дж. Тримингэма и др. В развитии И. в этот период наметились также тенден­ция выхода за рамки традиционного историко-фило­логического анализа текстов и рост интереса к социо­логическим подходам и междисциплинарным иссле­дованиям. В дореволюционной России исследование ислама находилось в тесной связи как с внешнеполи­тическими интересами государства, так и с потребнос­тями управления мусульманским населением Россий­ской империи. В перв. пол. 19 в. основным центром изу­чения исламского мира был Казанский ун-т. Развитие специальных исламоведческих исследований в этот период связано прежде всего с именем мирзы А.К. Казембека. После перевода в 1850-х гг. восточного разря­да (отделения) из Казани в Петербург в отечественном И. начали складываться два самостоятельных научно-политических направления: миссионерское (с центром в Казани на базе «противомусульманского миссионер­ского отделения» Казанской духовной академии) и ака­демическое (с центром в Петербурге). Исследования казанской миссионерской школы, представленные ра­ботами таких авторов, как Г.С. Саблуков, Н.И. Ильмин-ский, М. А. Машанов, Е.А. Малов, Н.П. Остроумов и др., отличались ярко выраженной религиозной ангажиро­ванностью и были ориентированы в первую очередь на полемику с исламом как религией. Вместе с тем эти работы внесли определенный вклад в накопление фак­тических знаний об исламе в русской науке. Г.С. Саблуковым был выполнен первый русский перевод Корана непосредственно с языка оригинала, по сей день оста­ющийся одним из лучших переводов Священной кни­ги мусульман на рус. язык. Кроме того, работы казан­ских миссионеров внесли заметный вклад в изучение ислама на территории Российской империи. В то же время на базе Петербургского ун-та и Азиатского му­зея, а также частично Московского ун-та во вт. пол. 19  нач. 20 в. сформировалась академическая школа И., представители которой стремились в своих исследо­ваниях быть свободными от каких-либо религиозных влияний. Одной из наиболее значимых фигур этого направления был академик В.В. Бартолъд, заложивший методологические основы русского научного И., вы­шедшего благодаря его трудам на международный уро­вень. Серьезный вклад в развитие отечественного и мирового И. в этот период внесли также работы В.Ф. Гиргаса, В.Р. Розена, А.Е. Крымского, В.А. Гордлев­ского, В. А. Жуковского, А.А. Семенова, А.Э. Шмидта и др. Большое значение для ознакомления русского об­разованного читателя с историей и культурой ислама и формирования объективных научных представле­ний о нем имел издававшийся в 1912 под редакцией В.В. Бартольда журнал «Мир ислама». Теоретические под­ходы, выработанные классическим русским И., сохра­няли господствующее положение вплоть до 1930-х гг., когда в силу идеологических причин был выведен на первый план т. наз. «вульгарно-социологический под­ход», тесно связанный с воинствующим атеизмом. В советский период, несмотря на жесткую увязку про­блем изучения религии, в т. ч. ислама, с задачами атеи­стической пропаганды, академическая традиция И. все же не была полностью уничтожена. Значительный вклад в возрождение отечественного научного И. в пос­левоенный период был внесен И.П. Петрушевским, чей курс лекций по исламу («Ислам в Иране в 7-15 вв.»), впервые изданный в 1966, долгое время оставался од­ним из лучших отечественных пособий по И. Значи­тельное влияние на развитие отечественного И. оказал изданный в 1963 перевод Корана, выполненный ака­демиком И.Ю. Крачковским. Специфика перевода Крачковского состояла в отказе от использования тра­диционных мусульманских комментариев и установке на передачу текста Корана, исходя из словоупотребле­ния самого источника. Несмотря на то, что перевод Крачковского, который он не успел закончить, не пред­назначался для публикации и был издан как архивный материал ученого, в советском И. он был признан эта­лонным и на рубеже 1980-1990-х гг. издавался боль­шими тиражами. В 1990-е гг. были предприняты по­пытки создать альтернативные переводы Священной книги мусульман (М.-Н.О. Османов, Т.А. Шумовский, В. Порохова), однако эти переводы не получили полно­го признания. Изучение проблем истории и современ­ного состояния ислама в СССР резко активизировалось после иранской революции 1979, когда был иницииро­ван ряд централизованных программ исследований в области И. В 1980-е гг. резко возросло количество оте­чественных работ, посвященных анализу мусульман­ских общественно-политических движений и роли ис­лама в жизни современного Востока. В 1990-е гг. была предпринята попытка преодолеть «зарубежную ориен­тацию» российского И., благодаря чему появился це­лый ряд работ, посвященных исламу в России и на по­стсоветском пространстве.

И.Л. Алексеев

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz