Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

ИСЛАМ В РОССИИ  ислам является одной из тра­диционных религий на территории России. Наиболее ранние контакты и связи народов бывшей Российской империи с исламским миром могут быть датированы 7-8 вв. В сер. 7 в. первые арабские завоеватели проникают на территорию Закавказья и Средней Азии. К нач. 8 в. границы территорий, вошедших в состав халифа­та, проходили на Кавказе по Главному Кавказскому хребту (до Дербента). В Средней Азии в состав мусуль­манских владений входили Мавераннахр (территория к северу от Амударьи), Хорезм, Фергана. В результате завоеваний было сформировано целостное социаль­но-политическое пространство, на котором проходи­ли интенсивные процессы культурно-цивилизационного взаимодействия, главным результатом которых стало широкое распространение ислама на этих терри­ториях при сохранении значительного количества авто­хтонных до-исламских религиозных традиций. Процесс исламизации сопровождался также известной арабизацией местного населения. С другой стороны, арабы, переселившиеся на эти территории, постепенно сами ассимилировались местным населением. Фактический распад халифата как централизованной системы по­литической власти в 9 в. привел к прекращению широ­кой военной экспансии, однако распространение ис­лама к северу от завоеванных территорий происходи­ло в связи с расширением торговых и хозяйственных связей между Ближним и Средним Востоком и регио­нами центральной Евразии, в т. ч. Русью. Первыми му­сульманами, с которыми встретились жители Руси, были, по-видимому, хазары, исповедывавшие ислам наряду с иудаизмом, христианством и языческими ве­рованиями (см. Язычество). Официальное принятие ислама в Волжско-Камской Булгарии датируется 922, когда ко двору булгарского хана Алмуша прибыло по­сольство багдадского халифа аль-Муктадира, в составе которого находился Ахмад ибн Фадлан, оставивший описание своего путешествия. Наиболее сложным и неоднозначным для русско-мусульманских взаимоот­ношений был период монголо-татарского ига и Золо­той Орды. Под властью монголов оказались не только русские, но и проживавшие в Поволжье мусульмане-булгары. В 1245 монгольский хан Берке принимает ислам, ас 1312 при хане Узбеке ислам становится госу­дарственной религией Золотой Орды. При этом Русь, на­ходившаяся в вассальном подчинении у монголо-татар, сохранила религиозную и культурную самостоятель­ность. Борьба Руси с владычеством Золотой Орды не носила религиозного характера и определялась пре­жде всего политическими интересами. Отношения Российского государства с мусульманами, вошедшими в русское подданство в 16-17 вв., развивались неодноз­начно. С одной стороны, ислам и его религиозные учреждения в России никогда не были официально зап­рещены, однако переход в православие не только всячес­ки приветствовался, но и признавался делом государ­ственной важности. Начиная с 14 в. десятки выходцев

414

из татаро-монгольской знати активно поступали на русскую службу, получая после принятия православия все права, присущие родам русской аристократии. В составе русского дворянства прослеживается не­сколько сот фамилий тюркского происхождения  Юсуповы, Тенишевы, Урусовы и многие другие, пред­ставители которых сыграли выдающуюся роль в по­литической, военной и культурной истории России. Значительная часть тюрко-татарской знати служили России, сохраняя мусульманское вероисповедание. В этом случае ее представителям разрешалось владеть родовыми землями, выплачивалось жалованье, но не разрешалось владеть православными крестьянами. Распространение ислама на Сев. Кавказе проходило не­сколько позже, чем в других регионах, вошедших впос­ледствии в состав Российской империи. До 15 в. сколь­ко-нибудь заметный уровень исламизации населения можно отметить лишь в Дагестане. В 16 в. благодаря мусульманским проповедникам из Дагестана ислам проникает в Чечню, а позднее в Ингушетию. В 15-17 вв. в результате военной экспансии Османской империи и Крымского ханства были частично исламизированы народы Черноморского побережья Кавказа. Позднее ислам распространяется среди адыгейских народов. В 17-19 вв. ислам проникает к осетинам, карачаевцам и балкарцам. Значительную роль в распространении ислама на территории, вошедшей впоследствии в со­став России, сыграли суфийские братства (см. Су­физм): Накшбандийа и кадирийа на Кавказе, накшбан-дийа и йасавийа, а также на более раннем этапе кубра-вийа в Средней Азии, Казахстане и Поволжье. В 18 в. политика Российского государства по отношению к исламу и мусульманам была не вполне последователь­ной. В целом законодательство первых русских им­ператоров и императриц сдерживало распространение влияния ислама. Ограничивалось строительство новых мечетей, всячески поощрялись переход мусульман в православие и миссионерская деятельность среди му­сульман православного духовенства, а попытки возвра­та из православия в ислам жестко пресекались. Поли­тика веротерпимости начала проводиться в России в царствование Екатерины Великой, что стимулирова­лось внешнеполитическими событиями того време­ни  – первым разделом Польши и Русско-турецкой войной 1768-1774. После присоединения к Российско­му государству Крыма и Кубани Екатерина II в своем манифесте 8 апр. 1783 пообещала мусульманам Таври­ды «охранять и защищать их лица, храмы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно». Признание ре­лигиозной автономии мусульман сопровождалось все более усиливавшимся стремлением к интеграции мусульманской общины, прежде всего ее социальной и духовной элиты, в систему государственного устрой­ства империи. Ускорился процесс включения мусуль­ман в различные сословия и сословные группы с рас­пространением на них соответствующих прав и обя­занностей. Ключевым моментом этого процесса было создание в 1788 Оренбургского магометанского духов­ного собрания. В 1810 на правах особого министерства было учреждено Управление делами иноверцев, в ве­дении которого находились все вопросы религиозной жизни иноверцев, за исключением судопроизводства. В 1832 Управление делами иноверцев было преоб­разовано в Департамент духовных дел иностранных исповеданий и включено в структуру Министерства внутренних дел, где оно находилось вплоть до 1917. Во время правления Николая I последовал ряд зако­нодательных решений, касающихся положения му­сульман в России. В 1831 произошло фактическое об­разование Таврического магометанского духовного правления, юрисдикция которого распространялась на западные районы Российской империи. Был подготов­лен принятый в самом начале правления императора Александра II первый «Устав духовных дел иностран­ных исповеданий» (1857), специальный раздел кото­рого был посвящен мусульманам. Вовлечение россий­ских мусульман в революционные события нач. 20 в. привело к созданию ряда политических партий, так или иначе использовавших в своей деятельности ислам­ские лозунги. Накануне революции 1917 в Российской империи проживало ок. 20 млн мусульман. Большин­ство из них было суннитами (см. Сунниты), лишь на территории современного Азербайджана преобладали шииты (см. Шииты). По оценке Департамента духов­ных дел иностранных исповеданий, к 1 янв. 1912 в империи на официальном учете состоял 24 321 мусуль­манский приход с 26 279 богослужебными зданиями (соборными мечетями, летними и зимними мечетями и молитвенными домами и т. д). По этой же оценке, в стране было официально признано наличие 45 339 мусульманских духовных лиц. В первые годы после Октябрьской революции 1917 предпринимались по­пытки достижения компромисса между советской вла­стью и исламом. Так, в 1920-е гг. на Кавказе и в Средней Азии наряду с государственными сохранялись шари­атские и адатные (обычно-правовые) суды, некоторые представители мусульманской интеллигенции выдви­гали проекты адаптации марксизма к реалиям мусуль­манского общества (М. Султан-Галиев и концепция «мусульманского коммунизма»). Однако большая часть исламских религиозных деятелей в конечном итоге перешла в оппозицию к советской власти, что в кон. 1920-х гг. вызвало к жизни басмаческое движение.

415

В период Великой Отечественной войны намечается определенная либерализация в религиозной полити­ке советской власти, в т. ч. и по отношению к исламу. В результате этих процессов в послевоенный период сформировалась структура управления религиозны­ми делами мусульман, сохранявшаяся вплоть до на­чала 1990-х гг. и включавшая четыре Духовных управления мусульман Средней Азии и Казахстана с резиденцией в Ташкенте, европейской части СССР и Сибири с резиденцией в Уфе, Сев. Кавказа с резиден­цией в Махачкале и Закавказья с резиденцией в Ма­хачкале. Из них первые три, суннитские, возглавля­лись муфтиями, а последнее, шиитское, шейх-уль-ис-ламом. Вместе с тем значительное влияние сохраняли неофициальные религиозные деятели (т. наз. «вне-мечетный ислам»), многие из которых были настав­никами и членами суфийских братств (тарикат). На рубеже 1970-1980-х гг. в рамках «внемечетного исла­ма» возникают диссидентские фундаменталистские группы (см. Фундаментализм религиозный) различной ориентации. Распад СССР повлек за собой и разложе­ние системы Духовных управлений мусульман. Из каждого Духовного управления выделилось по не­сколько самостоятельных муфтиятов, только Духов­ное управление мусульман Закавказья (ныне Кавка­за) сохранило видимое единство. В этой ситуации рез­ко повысилась роль «внемечетного ислама», как традиционалистского, так и фундаменталистского крыла. В 1990 на базе неформальных фундаментали­стских групп была создана Всесоюзная исламская партия возрождения, также распавшаяся на несколь­ко региональных партий, многие из которых прини­мают активное участие в современных территориаль­ных и политических конфликтах на постсоветском пространстве. С 1990-х гг. наблюдается заметная ра­дикализация фундаменталистских движений и рас­пространение экстремистских религиозно-политичес­ких идей в России и на постсоветском пространстве. После распада Духовного управления мусульман ев­ропейской части СССР и Сибири (ДУМЕС) и Духов­ного управления мусульман Сев. Кавказа на террито­рии Российской Федерации образовалось несколько десятков самостоятельных Духовных управлений му­сульман (муфтиятов). Большая часть их объединена в две конкурирующие между собой структуры  – Цен­тральное духовное управление мусульман (с центром в Уфе), считающее себя идейным и юридическим пре­емником Оренбургского магометанского собрания и ДУМЕС, и Совет муфтиев России с центром в Москве. Также действует Координационный центр мусульман Сев. Кавказа. (См. также: Ислам.)

ИЛ. Алексеев

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz