Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

ИСЛАМСКОЕ РЕФОРМАТОРСТВО  – религиозное направление арабского возрождения (Нахда), периода культурного подъема, начавшегося в сер. 19 в. в наибо­лее развитой части арабского мира (Египет, Сирия, Ли­ван). Идеологи Нахды стремились синтезировать эле­менты восточной и западной цивилизаций, ставя во главу угла задачу возрождения «славного арабского наследия», былого могущества арабов в экономической, политической и культурной сферах. Исламское рефор­маторское движение зародилось на рубеже 1870-1880-х гг. в Египте и позднее распространилось как на Востоке, так и на Западе арабо-мусульманского мира. Формально реформаторы выступили с консерватив­ных позиций под лозунгом возрождения ислама в пер­возданной чистоте, призывали к освобождению веро­учения от накопленных за века искажений и наслое­ний. Однако, по существу, они отбросили средневековое традиционалистское понимание ислама и встали на путь его активного приспособления к требованиям за­рождавшихся новых общественных отношений. Пер­вым крупным деятелем реформаторского движения, разработавшим его исходные положения, был извест­ный мусульманский идеолог Джамаль ад-Дин аль-Афгани (1839-1897). Выдвинутые им религиозно-фи­лософские идеи развил в законченную систему один из его учеников, выдающийся теолог и правовед из Египта Мухаммад Абдо (1849-1905). Абдо имел еди­номышленников и последователей в различных угол­ках мусульманского мира. Идеологи реформаторского движения утверждали, что фундаментальные положе­ния ислама актуальны для всех исповедующих его на­родов на все времена. Вместе с тем они выступили за ревизию тех традиционалистских интерпретаций ис­лама, которые в результате общественной эволюции подлежали качественному изменению или устранению. Мусульманские реформаторы, возрождая средневеко­вую мутазилитскую традицию, утверждали, что вера долж­на основываться на внутреннем убеждении каждого верующего в обоснованности доказательств существо­вания Бога. В противоположность доктринальной не­терпимости традиционалистов, реформаторы выступи­ли за возрождение права на свободное толкование му­сульманского священного наследия. Примером нового рационалистического толкования священной книги мусульман стал фундаментальный труд Мухаммада Абдо «Толкование Корана». Особое место в творчестве реформаторов заняла проблема уяснения места чело­века в мире и роли познания в постижении Бога и со­зданного им мироздания. Они отстаивали способность человека познавать окружающий мир, его право на ак­тивное овладение реальностью бытия. Реформаторы выступили против фаталистических суждений, апел­лируя к мутазилитской доктрине, исключавшей абсо­лютный характер божественного предопределения. По их убеждению, человек обладает свободой волеизъяв­ления как естественным присущим ему качеством и несет ответственность за свои поступки. Такая трак­товка проблемы свободы воли, по существу, была на­правлена на пробуждение веры в человеческие силы. Рационализм концепции реформаторов определил зна­чительную гибкость их подходов к фундаментальной проблеме взаимоотношения веры и знания. Они при­знавали правомочность научно-философского знания, считая, что знание наряду с верой явилось результатом божественного Откровения. Реформаторы уделяли зна­чительное внимание доказательствам того, что ислам содержит в себе все посылки для научного исследова­ния. Они утверждали, что Коран определяет широчай­шие возможности познания, и только неверное пони­мание духа и сути ислама приводило к отрицанию пользы научного знания. С помощью иносказательно­го толкования священных текстов реформаторы стре­мились доказать, что в Коране содержатся указания на законы эволюции природы и общества, на современ­ные достижения человеческой мысли. Совершенство и универсальность ислама предопределили, по их убеж­дению, его моральное превосходство и особо прогрес­сивный характер по сравнению с другими теологиче­скими системами. С этих позиций реформаторы поле­мизировали с теми европейскими учеными, которые квалифицировали ислам как косную архаичную рели-

430

гию, играющую роль тормоза на пути поступательной эволюции арабо-мусульманской цивилизации, и объявляли мусульманский мир обреченным на вечную отсталость. Реформаторы считали непредосудитель­ным заимствование западного научного и техничес­кого опыта для возрождения мусульманского Востока при условии учета специфики его общественного раз­вития. Мусульманские реформаторы в своем стремле­нии сохранить и укрепить религиозную убежденность в современном им обществе признали за человеком пра­во на самостоятельные поступки, освящали авторите­том ислама свободный научный поиск. Тем самым они объективно способствовали подрыву исключительно­сти теологического взгляда на мир. Лозунги реформа­торов вдохновляли многих общественных и политиче­ских деятелей мусульманского Востока. Однако отсут­ствие организационного единства, узость социальной базы и секуляризация общественно-политической жиз­ни привели к оттеснению движения на второй план. Появившаяся в 20 в. литература, созданная в русле ре­форматорства, не отразила качественных изменений в концепции «обновленного» ислама. В то же время вы­работанные реформаторами рационалистические под­ходы к оценке священных исламских текстов широко распространились среди современных мусульманских теологов.

Ф.М. Ацамба, С.А. Кириллина

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz