Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

ИСЛАМСКОЕ ИСКУССТВО  – совокупность образ­но-художественных средств, включенных в культовые церемонии и повседневную жизнь мусульман. В его истории заметны следующие сосуществующие и взаи­модополняющие друг друга компоненты: 1) «старто­вая культура» арабов-завоевателей, основавших хали­фат (начиная с Пророка Мухаммада); 2) художествен­ные ценности народов и государств, ставших объектом гигантской арабской экспансии и сохранявших после внедрения в них исламского религиозного канона свои художественные традиции и своеобразие; 3) государ­ственные проекты на ниве искусства многочисленных преемников арабских халифов (тюрок и др.), осуще­ствлявших своеобразные художественные решения (часто по личным мотивам, напр., мавзолей Тадж Махал в Агре, Индия); 4) адаптация к религиозно-государствен­ным импульсам, связанным с исламом и арабо-тюркскими завоеваниями, многочисленных народных куль­тур Европы, Азии и Африки, куда проникали сторонни­ки ислама; 5) духовное сопротивление завоевателям в рамках общих норм и принципов ислама (персидская, таджикская и другие культуры, движение суфиев и др.); 6) синтетические художественные тенденции, склады­вавшиеся на основе взаимодействия части из перечис­ленных выше тенденций. Достигавшиеся при этом син­тезы отвечали одной задаче  – воплощению красоты. В исламе прекрасное, т. е. угодное Богу, отождествлялось с совершенством формы, игрой ярких красок и сияни­ем света. Вместе с тем, мусульманский этикет предписы­вал максимально полное прикрытие тела. Цельнокроенная длинная одежда соответствовала его требовани­ям, открытое тело оскорбляло религиозные вкусы его сторонников. В Коране нет прямого запрета на художе­ственное изображение человека и животных. Однако в Сунне есть легенда: в Судный день изображения воскрес­нут и потребуют на Страшном суде свои души у худож­ников, создавших образы людей и животных. Смогут ли те ответить на это требование? Помимо этого, рели­гиозные обычаи и традиции (адаты) многих народов, принявших ислам, прямо запрещают изобразительное искусство. В результате арабское искусство лишилось живописи, скульптуры, тематических монументальных полотен, анималистики. Зооморфные мотивы крайне редко встречаются в И. и. (пример обратного  – медресе Шир Дор в Самарканде), построенное, по преданию, с участием индийских мастеров. Устранение человека как особой, самостоятельной темы в И. и. косвенно означа­ло, что личность в исламском мире не существует как самостоятельно значимая величина. Она лишь функция религиозной общины и религиозного государства. Тем самым устранялась и возможность развернутого инди­видуального отношения искусства к текущим пробле­мам жизни общества и к положению самого человека; исключение сохранялось для власть имущих. Любовная поэзия и бесценные миниатюры были созданы перса­ми и таджиками в эпоху мусульманского культурного ренессанса (10-11 вв.). Тяготясь арабским завоевани­ем, представители этих культур использовали любую возможность обозначить свои отличия от арабов: со­здавали рубай и романтические легенды, изображали на коврах и шелке нагих дев, а также превратили вино в суфийский символ. Суфиями были созданы братства, в которых ритуал зикра (арабск.  – упоминание, па­мять) сопровождался не только ритмичным хлопань-

427

ем в ладони, но и ударами на барабане, а впоследствии игрой на инструментах, напоминающих скрипку. В некоторых суфийских братствах используется раз­новидность флейты-дудочки. Хотя в культовой сис­теме ислама поэзия представлена только в текстах Ко­рана, мистические течения И. и. знают множество содержательных поэтических решений. К суфийскому ордену принадлежал Омар Хайям (Ив.). Образная вы­разительность И. и. первоначально сосредоточилась в Коране (и в поэтико-литературном развитии его философско-нравственной проблематики), в архитектуре и прикладном искусстве (включая амулеты-украшения, художественное ткачество молитвенных ковриков, искусство книжной и орнаментальной каллиграфии как элемента украшений архитектуры и рукописей). В изобразительном искусстве ислама преобладает ор­намент, отличающийся разноцветьем красок и разно­образием узоров, часто восходящих к доисторическим символам и сюжетам. Орнамент представлен в резьбе по камню, металлу, глине, в тонких рисунках капите­лей, в резных дверях и панелях стен, в застывшем але­бастре, в мелкой тонкой пластике, особенно в ювелир­ных украшениях, связанных с исламской религиозной символикой. Цветные иранские изразцы использова­лись для облицовки мечетей, медресе и мавзолеев. Сре­ди изразцов, поверхность которых заполнена преиму­щественно стихами из Корана, встречаются также и образцы светской поэзии. На них не только раститель­ный орнамент, но и изредка изображения живых су­ществ. Исключительно разнообразие изразцовых на­боров; в их укладке использовался принцип мозаики. В напольных мозаиках в И. и. встречаются пейзажные и архитектурные мотивы. Кирпичную кладку, покры­тую пестрыми изразцами, арабская архитектура заим­ствовала у строителей Передней Азии, колонные залы у египтян, купола больших размеров и стрельчатые арки у персов, мраморную облицовку и мозаику у византий­цев. Храм Кааба в Мекке был построен, вероятнее все­го, абиссинским архитектором, он представляет собой куб высотой 15 м, сложенный из каменных плит, и на­ходится в огромном внутреннем дворе «Священного Дома Аллаха»  – мечети Харам Бейт-Уллах (7 в.). Это пятиугольное замкнутое здание с плоской крышей и сторонами разной длины. Скальная мечеть в Иеруса­лиме (кон. 7 в.)  – один из наиболее ранних памятни­ков исламской архитектуры, дошедших до нас. Его по­мещение в виде восьмиугольника увенчано большим куполом и окружено галереями. Молитвенный зал име­ет нишу в стене (михраб), указывающую точное направ­ление к Мекке. Полом в нем служит выступ скалы. В 8 в. купольную форму заменяет колонная; колонны, распо­ложенные поперек направления к михрабу, создают впечатление сложного и насыщенного пространства (храм в Кордове, 8-10 вв., имел первоначально 1393 колонны). Широко использовались подковообразные арки, подчеркивающие динамичность конструкции. В завоеванных христианских провинциях арабы пре­вращали христианские церкви в мечети. На них до­полнительно сооружали один или несколько минаре­тов, двор окружался галереями, создавался водоем для омовений. Собственный вклад мусульманских худож­ников находил выражение в растительных и геомет­рических орнаментах; в них включались и буквы араб­ского алфавита. Это декоративное оформление полу­чило название арабесок. Особый тип мечети появился в Турции в 15 в.  – обширный комплекс зданий с пря­моугольным внутренним двором; с каждой стороны его был сводчатый зал (айван). Таковы постройки Сина-на  – мечети Шах-Заде, Сулеймана I и Селима I. Они украшены изразцовыми панно и цветными витража­ми, бронзовыми светильниками и резьбой по мрамору и дереву. Более 200 тыс. голубых изразцов покрывают интерьер мечети султана Ахмеда («Голубая мечеть») в Стамбуле. Каскад ее куполов и шесть минаретов оп­ределили уникальность сооружения, имеющего 260 больших окон. Майолика, мозаика, шлифованный кир­пич, росписи золотом и ляпис-глазурыо использова­ны в убранстве среднеазиатских сооружений, мечети Биби-Ханым, мавзолея Гур Эмир (Самарканд), Поп-Калян (Бухара) и др. Нередко мечети и медресе имели резные деревянные потолки. Все они  – синтез архи­тектурных форм, мозаики и декоративного искусства. Исключительное изящество отличает ажурную резную мраморную решетку мавзолея Тадж Махал. При его со­оружении было использовано сочетание архитектуры и водной поверхности, исключительно плодотворный художественный принцип, известный еще в Древнем Египте и с тех пор неоднократно возрождавшийся в ис­тории архитектуры. Культ воды и сосудов для ее перено­са и хранения восходит в исламской культуре к древ­нейшим традициям Востока. Ревитализация И. и. в кон. 20  нач. 21 в. связана с образованием множества госу­дарств, где ислам является официальной либо домини­рующей идеологией. В культовом искусстве широко ис­пользуются современные материалы и техника, позво­ляющие за короткое время создавать гигантские, часто радиофицированные сооружения. Их внешние формы и внутреннее убранство щедро заимствуют идеи и реше­ния великих мастеров прошлого, добавляя к ним элемен­ты современной эстетики. Бетон, стекло, пластик и ме­талл заменяют кирпич, изразцы и глазурь; при этом не­зыблемыми остаются основные канонические принципы И. и. (См. также: Религия и искусство.)

B.C. Глаголев

428

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz