Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕподношение даров бо­гам, духам природы или духам умерших, очень рано принявшее форму строго регламентированного обря­дового действа. Подобные ритуалы существовали уже во времена верхнего палеолита, о чем свидетельствуют особым образом оформленные «хранилища» костей и черепов пещерных медведей в Альпах (Драхенлох, Петерсхёле, Виллендорф, Монтеспан). Неандерталь­ские погребения с «инвентарем» (захоронения Ла-Шапель-о-Сен, Ла Ферраси во Франции, где рядом со ске­летами найдены кремневые орудия и минералы крас­ной охры) можно рассматривать как погребальные подношения сородичам с целью обеспечить их необ­ходимыми предметами и пищей в другой жизни. Под влиянием археологических находок и этнографиче­ских данных сформировались взгляды на происхож­дение обряда Ж. непосредственно из «кормления» по­койников. Ж. является также символом покорности и благодарности высшему существу, мыслится как фор­ма общения с духами местности, с животным-тотемом, с божеством. Сторонники версии происхождения об­ряда из магии считают, что жертвенные ритуалы воз­никают, когда человек разочаровывается в своих воз­можностях с помощью магических манипуляций под­чинить себе духов природы. Практика воздействия на сверхъестественные силы превращается в практику умилостивления, требующую даров и подношений. Нерелигиозную версию происхождения обряда Ж. вы­двинули философы-просветители 18 в., считающие, что ритуал возник в результате деятельности жрецов, обманом вымогающих дары у верующих. С.А.Токарев видит корни обычая также не в религиозной сфере. Он возводит Ж. к ранним историческим формам обмена, обусловленным личностными и кровнородственными отношениями. Ж. может рассматриваться как обмен между людьми и сверхъестественными существами: передавая земные ценности представителям другого мира, взамен человек получает какие-либо магические дары (волшебные предметы или чудесных помощни­ков, священное знание или пророческое искусство). Таким образом, посредством жертвы осуществляется медиация между профанной и сакральной зонами. Ме­диативная функция Ж. превращает саму жертву, до­ставленную в мир богов, в способ достижения транс­цендентной сферы (к примеру, Агни в ведийской мифо­логии – и жертва, и курьер, возносящийся к небесам на огненной колеснице). С этими представлениями связаны т. н. «кровавые» Ж. (заклание животного или ритуальное убийство человека). В охотничьих культу­рах Ж. животного (Медвежий праздник у народов Си­бири) толкуется как отправление души зверя к небес­ному владыке, чтобы передать мольбы и прошения людей. Убитое животное должно вернуться на следую­щий год и привести с собой множество сородичей, обеспечив охотникам удачный промысел. Вместе с тем, поглощая мясо убитой жертвы, превращая ее тело в собственную плоть, участники ритуальной трапезы приобщаются к ее священной природе, обретают ее качества. (Возможно, христианский обряд евхаристии имеет ту же семантику). Идея связи ритуальной смерти с плодородием нашла отражение в раннеземледельче­ских культурах Средиземноморья. На смену реальным «кровавым» Ж. приходит разыгрываемая в храме мистериальная драма, в которой символическая смерть жреца означает убийство персонажа, отправляющего­ся в царство мертвых. С его возвращением в мире на­ступает сезон плодородия. В поздних религиозных тра­дициях архаический смысл Ж. постепенно меняется. Манифестируется бескорыстный характер дарения. Идеальным было бы Ж., не допускающее никакой праг­матики. Крайним выражением этой идеи, например, в христианстве является история Авраама, готового по­жертвовать Богу своего сына. Через жертвование само­го ценного происходит установление трансценденталь­ного ощущения жизни в противовес эмпирическому, утилитарному отношению к бытию. Ж. Авраама – сим­вол духовного возвышения над самим собой. Апофео­зом бескорыстного Ж. в христианстве можно считать самопожертвование Иисуса Христа, который, приняв крестную муку за все человечество, тем самым сделал Ж. излишним. Преподнесение Богу в качестве самого ценного дара собственной жизни во многих религиях заменено символическим посвящением, служением высшему существу. Самоубийство же, за исключением отдельных случаев (ассасины и их ответвления в исла­ме; обряд сати (самосожжение вдов) в Индии) порицается и считается грехом. Как наследие «кровавых» Ж. могут рассматриваться обряды самоистязания, суще­ствующие в некоторых религиозных традициях (на­пример, хлысты). В качестве дара преподносится не столько кровь, сколько готовность добровольно при­нять муки и страдание, т. е. акцентируется духовный характер жертвования, а не его материальный аспект. В восточных религиях (индуизм> буддизм, синтоизм) продолжает существовать практика подношения посвя­щенных Богу животных, которые не умерщвляются, но считаются собственностью божества. Как правило, об­ряд совершается с целью испросить у высших сил бла­гополучия, здоровья, богатства. В этом смысле традиции восточных религий больше напоминают практику об­мена, но и здесь наряду с Ж.-молением утверждается Ж.-благодарность. В современных формах Ж. трансфор­мировалось из ритуала дарения богам в подношения на храмовые нужды, плату священнослужителям.

Т.И. Борко

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz