Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

ЕВАНГЕЛИЧЕСКИЕ ЦЕРКВИ – общее название ряда протестантских, главным образом лютеранских церк­вей. В нач. 19 в. в Германии из-за падения уровня рели­гиозной жизни начался процесс, приведший к образо­ванию Е. ц. В основу этого процесса была положена концепция возрождения религиозной жизни первых времен протестантизма, с объединением в одно це­лое не только разных партий лютеранства, но и ре­форматов, последователей Ж. Кальвина и У. Цвингли. Это было вызвано усилением недовольства религиоз­ных кругов общества крайними формами рационализ­ма. Эта мысль нашла себе сильных поборников в лице нескольких знаменитых богословов (Ф. Шлейермахера, Де Ветте и др.), а главное, в лице короля прусского Фридриха Вильгельма III. В 1817, в 300-летнюю годов­щину Реформации, в разных местах Германии, особен­но в Пруссии, последовало объединение лютеран с ре­форматами. Это объединение получило название про­тестантской унии. Несмотря, однако, на авторитет верховной власти и на усилия суперинтендентов и консисторий, это направление не нашло общего призна­ния. Однако это не привело к усилению центростреми­тельных процессов единения различных протестант­ских деноминаций. В первую очередь, это было связано с главным протестантским принципом религиозной сво­боды в вероучительных истинах. Различные направ­ления религиозной мысли находили отражение в про­тивостоянии традиционалистов и либералов. Так, напр., ортодоксы настаивали на важности различий между лютеранством и реформатством, особенно в учении о таинствах ив наибольшей степени о евхаристии. Так­же они подчеркивали необходимость внешнего авто­ритета, общеобязательного для верующих, причем одни, такие как старолютеране, довольствовались ав­торитетом символических книг первой эпохи люте­ранства, другие, т. наз. «новолютеране», учили о необ­ходимости, кроме того, авторитета церкви и пастырей. Традиционалисты отличались от либералов и в отно­шении к Римско-католической церкви, их позиция была более толерантной. Также они стремились при­дать больший вес церковным таинствам и обрядам. Прямую противоположность ортодоксам составляли либеральные круги Е. ц. Их также можно охарактери­зовать как субъективистов. В основном это были пред­ставители спекулятивной теологии, девизом которых было возможно большее сближение с современной наукой, безусловная самостоятельность в религиозных воззрениях. Несмотря, однако, на блестящие успехи научной теологии в Германии, господствующую партию в Е. ц. составляли приверженцы унии и т. наз. «посредствующей теологии», которые стремились до­стигнуть объединения лютеран с реформатами. Усло­вие объединения состояло в полном отрицании отдель­ных символов каждого из этих исповеданий на одина­ково для всех авторитетной почве чисто евангельского учения, а также с сохранением этих символов, в смысле полного единения лишь в богослужении и жизни. После 1848 уния подверглась гонению со стороны прус­ского правительства, но затем в 1855 и 1857 были раз­решены собрания евангелических христиан в Герма­нии и других странах, на которых присутствовали не только лютеране, но и реформаторы всех протестант­ских стран. На сторону унии стали высшее церковное управление Голландии, многочисленные протестанты Франции и Швейцарии и т. наз. евангелический союз в Англии. Большое содействие унионистам в Е. ц. оказал т. наз. протестантский союз, основанный в 1863 и име­ющий задачей защиту протестантизма, но протестан­тизма обновленного, приведенного в согласие с идея­ми Евангелия, а также с просветительными началами. Союз отрицал все вероучительные формулы и симво­лические книги как изобретения человеческие, без нуж­ды стесняющие благочестие и богословскую науку, и требовал, чтобы Е. ц. были евангельскими, т. е. чтобы единственным их основанием и предметом веры были лицо, дело и учение Иисуса Христа и осуществление этого учения в жизни. Другой силой, поддержавшей унионистскую партию в Е. ц., служил союз Густава Адольфа. Что касается организации Е. ц. в Пруссии, то в 1850 был учрежден «верховный совет евангеличес­кой церкви». В 1875 король прусский утвердил уложе­ние о Генеральном синоде евангелической церкви Прус­сии. Вместе с правительством, Генеральный синод дол­жен был охранять церковь и ее единство, содействовать развитию ее учреждений, объединять учительское со­словие и общины для совокупной деятельности в устро­ении церкви и в делах благотворительности, а также содействовать общению между прусской церковью и другими Е. ц. Синод имел право контролировать фон­ды и доходы, которыми управляет верховный церков­ный совет. Он мог быть созван один раз в шесть лет, а в чрезвычайных обстоятельствах в любое удобное вре­мя, но только по определению короля, от которого за­висела и продолжительность собрания. В нач. 20 в. в одной только Пруссии насчитывалось более 8 тыс. при­ходов, 17 тыс. церквей, 10 тыс. клириков и ок. 22 млн верующих. В 1947 в Швеции состоялся конгресс Е. ц., которые объединились во Всемирную лютеранскую федерацию. В настоящее время в федерацию входят 138 Е. ц., а общая численность членов достигла ок. 62 млн человек. Е. ц. находятся в т. наз. «полном обще­нии» со многими другими протестантскими деноми­нациями. При этом следует отметить, что общение од­ной из 138 церквей с церковью, находящейся вне фе­дерации, еще не означает, что другие члены этой организации автоматически присоединились к этому диалогу. Такая либеральная позиция усложняет стати­стические исследования Е. ц. Общее, что объединяет Е. ц., – это их историческая сопричастность лютеран­ской церкви и, как следствие, вероучительная близость к последней.

А. В. Третьяков

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz