Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

ДУХ (евр. руах – дыхание; кит. шэнь – разум, свя­тость, духовность, непостижимое, чудесное; греч. vovq ум, смысл, образ мыслей; яуе'Оца – дыхание, дунове­ние, ветер, дух, жизнь; лат. animus – образ мыслей, дух; anima – животворный дух, жизненная сила; spiritus – дуновение, вздох, дух, жизнь, вдохновение; англ. spirit – дух, вт. ч. «призрак»; нем. Geist – универсальный кон­цепт, обладающий спектром значений: Абсолют, бес­плотное сверхъестественное существо, частица боже­ства в человеке, доминирующая над душой и телом, внутренняя (моральная) сила, истинный смысл и проч. Слово «Д.» происходит от индоевроп. корня dheus-// dhus- со значением «разлетаться», «рассеиваться» (об искрах, пыли, дыме, дыхании), соотносится с индоев­роп. dhog– «влага» (ср. библ.: «и Дух Божий носился над водою»), dhugh– «судьба», bha-//bhu   «ды­шать», dheg– «гореть». Старославянский «доухъ» (греч. 7tvoT – веяние, ветер, дыхание, шепот, о звуча­нии духовых музыкальных инструментов) восходит к «дъхъ», представляя тот же корень со значениями: ду­новение, ветер, испарение, дух, жизненное начало, бес­плотная сущность. «Доухъ» родственно также греч. 9eoз – бог (вФгсхх;). Представление о Д. – одно из са­мых ранних, оно существовало, видимо, уже в эпоху архаичных религиозных форм фетишизма, тотемиз­ма, анимизма, анимализма и магии. На стадии поли­демонизма Д. как мифологические существа связы­ваются обычно с человеком и его природной средой обитания. Зачастую они являются олицетворениями разрушительных стихий. В политеизме Д. начинают причисляться к более низшей иерархии, чем пантеон богов, кт. наз. пандемониуму. В дуалистических мифо­логиях существует разграничение Д. на добрых, злых и «нейтральных». В родоплеменных верованиях умершие родственники выступают в качестве Д.-покро­вителей, способных, однако, причинять вред в слу­чае неуважительного отношения к ним. В процессе ассимиляции одних вер другими (более развитыми) превалирующей тенденцией является снижение статуса бывших божеств до уровня злокозненных Д., ЭТО один из возможных путей формирования демонологии народностно-национальных и мировых религий. Осо­бый разряд составляют Д. загробного мира, напр., в др.. кит. памятниках «Ши цзин», «Чжоу и» и др. Д. (шэнь) изначально выступают в качестве персонификаций по­тусторонних, в т. ч. подземных сил. С 4 в. до н. э. рели­гиозная и философская трактовки понятия «шэнь» в Китае начинают заметно различаться. Постепенно выделяются три основные интерпретации (по А.Г. Юркевичу).В мистико-религиозном аспекте «шэнь» –это Д., божество, персонификация духовных субстанций; в космологическом – одно из субстантивированных ми­ровых начал, наряду с «пневмой» (ци) и «семенем» (цзин); а в антропологическом – потенция познава­тельной, мыслительной и другой психической деятель­ности, реализующаяся в виде воли (чжи) и идеи (и) в движении духовной ци (шэнь ци). Значительную трансформацию примитивные представления о Д. пре­терпевают в иудаизме, христианстве и исламе. Однако везде сохраняется отличительное свойство Д. быть де­ятельным, активным началом. Д. Божий (евр. руах элохим) в иудейской традиции предстает как Божествен­ная действующая вдохновляющая сила, напр., он воо­душевляет военачальников на битву (Суд. 3:10; 11:29), наделяет Самсона нечеловеческой мощью (Суд. 14:6, 19), а Саула царственной и профетической харизмой (1 Цар. 10:6-13). Дар пророчества – один из наиболее часто встречающихся в Ветхом Завете. Соответствен­но, корпус текстов, созданный пророками, инспирируе­мыми Д. Яхве, признается богодухновенным. В хрис­тианстве формируется учение о Святом Д. (евр. руах-ха-кодеш; греч. к\г*Оца ау(оу; лат. врк^ш вапсШя) как третьей ипостаси Святой Троицы, о бесплотных служа­щих духах – ангельских силах (см.: Ангелология) иоо антропологическом дуализме, наличии в человеческом существе особой сущности («дуновения Д. Божиего»)) несводимой к понятиям души и тела. Д. – это, с одной стороны, дыхание жизни от Бога у людей и животных (Иов. 12:10; 27:3; Еккл. 3:19-21; 12:7), что сближает по­нятия души и Д.; а с другой – бессмертный Д., прису­щий человеку, но не животным, являющийся причи­ной когнитивных и волевых способностей. Различие Д. и души постулируется апостолом Павлом (1 Фес. 5:23; Евр. 4:12). Святой Д. христианской традицией осмыс­ляется как Параклит (греч. ларакАдусо^) – «Утеши тель» (Ин. 14:16, 26; 15:26). Именно Святой Д. в виде голубицы был зрим Иоанном Предтечей над головой Иисуса Христа (Мф. 3:16; Мк. 1:10; Лк. 3:22), он был по­слан Христом и свидетельствовал о Христе. Сойдя на апостолов в день Пятидесятницы (Деян. 2:1-4), он не­расторжимо пребывает с церковью, подавая верующим благодать через таинства. Христианская тринитарная догматика приписывает Святому Д. все божественные свойства: всеведение, вездесущие, всемогущество и проч. (см. Православие), поскольку он единосущен двум другим ипостасям Святой Троицы. Святой Д. – истин­ный Бог, «Господь Животворящий», предвечно исхо­дящий от Бога-Отца (через Бога-Сына), «неслитно, не­раздельно, неизменно, неразлучно» пребывающий с Отцом и Сыном. Идея Д. как вдохновителя свыше была близка также оппозиционным официальной доктри­не течениям, делающим основной акцент на харизматичности лидеров и деинституционализации церковной иерархии (монтанизм, пятидесятничество, духоборче­ство и проч.). В европейской философии Д. – поня­тие, тождественное идеальному сознанию, при этом возможно различение субъективного Д. (личности, ин­дивида) и объективного Д. В философии Аристотеля, Д. – это мышление о мышлении, наслаждение теори­ей. У Плотина Д. – образ Первоединого Блага, кото­рый, будучи абсолютным существом, обладает абсолют­ным бытием (Эннеады. V). В Новое время концепция Д. была детально разработана Г.В.Ф. Гегелем в «Фено­менологии духа», 3-й части «Энциклопедии философ­ских наук» и «Философии права». Согласно Гегелю, Д. как завершающая стадия (после логики и природы) раскрытия абсолютной идеи проходит три ступени раз­вития и самосознания: субъективного Д., объективно­го Д. и абсолютного Д. В материалистической филосо­фии Д. выступает в качестве вторичного по отноше­нию к природе начала. Для античных материалистов Д. не более чем разумная часть души. Материалисты 18 в. зачастую понимали Д. как комбинацию ощущений. Диалектический материализм полагает, что Д. являет­ся высшим результатом материальной, общественно-исторической практики людей: мыслящий Д. – «выс­ший цвет» материи.

И.П. Давыдов

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz