Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

ХРИСТИАНСКИЙ СОЛИДАРИЗМ — возникшее во вт. пол. 19 в. религиозно-политическое течение, провоз­глашающее идею совпадения и общности основных интересов различных групп в обществе и государстве независимо от социальной и классовой принадлежнос­ти их членов, достигаемого с помощью теологических, религиозно-антропологических и религиозно-этиче­ских аргументов. В отличие от светских форм солида-ризма, формировавшихся под влиянием работ Э. Дюркгейма (прежде всего его сочинения «О разделении общественного труда», 1893), доказывавшего, что об­ладающие своими особенными характеристиками раз­нообразные факты общественной жизни имеют «кол­лективную природу» и вытекают из присущего всем людям «коллективного сознания», X. с. складывался в рамках католической социальной мысли как компо­нент будущей официальной социальной доктрины церкви. Идеи X. с. уходят своими корнями отчасти в органическую и иерархическую трактовки общества Фомы Аквинского. Неравенство людей, многообразие и иерархичность выполняемых ими в обществе функ­ций в истолковании Фомы представали как проявле­ния на земле естественного права, за которым всегда стоит провидение; отмеченные различия, однако, по убеждению средневекового богослова, не должны зас­лонять того, что индивиды и различные ячейки обще­ства, обладающие определенной автономией, в конеч­ном итоге объединены общей целью, каковой являет­ся общее благо. Основоположник школы X. с. нем. теолог и социолог Г. Пеш (1854-1926) под «социальным солидаризмом» понимал «такую систему, которая, ис­ходя из органического устройства общественной жиз­ни, требует созидания общества на принципах взаим­ной солидарности и взаимной ответственности всех его членов». Г. Пеш утверждал, что идею социального солидаризма можно обосновать сугубо социологичес­ким путем, однако достоинства этого феномена и его необходимость лучше всего демонстрировать с помо­щью христианского мировоззрения. Солидаризм Пеша имеет персоналистический характер, поскольку исходной посылкой его рефлексии служит не обще­ство, а отдельная личность, всегда имеющая приори­тет по отношению к государству и любому иному ин­ституту. Однако между благом личности и благом лю­бой общности, согласно Пешу, нет противоречия: жизненная цель личности состоит в сохранении, укреплении и улучшении «общественной среды», в рамках которой только и могут свободно реализовываться потенции всех граждан. Данное обоснование соци­ального солидаризма Г. Пеш подкреплял религиозно-антропологическими аргументами. Общественный ха­рактер существования человека и его жизнедеятельно­сти, согласно Пешу, обусловлен «недостаточностью» природы человека, случайностью и ограниченностью его бытия. Сознавая неполноту своего бытия, человек дол­жен преодолевать ее, как бы восполнять коллективным трудом; поскольку сотворенный Богом мир потенци­ально содержит многочисленные и разнообразные средства удовлетворения потребностей не для одного человека, а для всего человечества, то удовлетворить эти потребности могут только солидарные действия людей. В отличие от представителей классической фи­лософской антропологии (А. Гелен, Э. Ротхакер, М. Ландман), видевших «недостаточность» человека в биоло­гическом превосходстве над ним других млекопитаю­щих — в наличии у них волосяного покрова как естественной защиты от холода, хорошо развитых ин­стинктов, тренированных конечностей для защиты от опасности собственными силами и т. д., — Г. Пеш и его ученики — немецкие теологи Г. Гундлах (советник пап римских Пия XI и Пия XII), О. фон Нелль-Бройнинг, И. Хеффнер и австрийский католический социо­лог Г. Вильдман (ученик Гундлаха) — усматривали ат­рибутивные пороки человека также в его греховности и склонности к неверию. В связи с этим наряду с под­черкиванием общности интересов людей в преодоле­нии своего несовершенства посредством совместной солидарной деятельности они отмечали, что указанный порок должен преодолеваться также поисками инди­видом «совместно с другими» объединяющей всех лю­дей высшей трансцендентной ценности — Бога. Тео­логическое обоснование данного тезиса выводилось из того, что личность — не только источник, но и ко­нечная цель общественной жизни. Даже будучи огра­ниченной своей природой, личность обладает внутрен­ней потенциальностью, направляющей ее интенционально к совершенному бытию — Богу. Указанное онтологическое стремление к Богу и, соответственно, к собственному совершенству, ограничиваемое фактом телесности человека, превышает, однако, возможности отдельно взятой личности. Поэтому актуализация внут­ренней потенциальности требует солидарного сотруд­ничества всех без исключения личностей также и в этой области; самим своим бытием люди «обречены» на вза­имную поддержку и взаимное дополнение ради дости­жения общего блага и своего потенциального совер­шенства. Согласно утверждениям Г. Гундлаха и Г. Вильдмана, интенциональное стремление человеческой личности к осуществлению своей потенциальности через сотрудничество с другими личностями, через со­циальное единство, объясняет как генезис, так и сущ­ность общественной жизни. Как особо подчеркивают теологи, цель человеческих усилий — общее благо, являясь имманентным по отношению к личностям, «выявляется через них не как через независимых друг от друга индивидов, а через них как социальное целое» (Г. Вильдман). Т. обр., общее благо, с одной стороны, обладает «персональным» характером, потому что мо­жет быть реализовано только через личность; с другой стороны, из-за того, что его реализация превышает воз­можности единичных личностей и может быть осуще­ствлена только в рамках общества, оно обладает соци­альным измерением. Этическое направление в X. с. представлено фрибургской (Фрибург, Швейцария) школой католического «социального этицизма». Ос­новоположник этой школы А.Ф. Утц отмечал, что ис­толкование общественной жизни только через «при­роду» человека — лишь одна сторона христианской антропологии и социологии. Одна «онтология» не в состоянии объяснить направленность развития обще­ственного процесса, осуществить это можно только с помощью введения в круг изысканий этической про­блематики. Специфика обоснования идеи солидариз­ма А.Ф. Утцем состоит в доказательстве того, что, во-первых, сама общественная жизнь возникает в резуль­тате интенциональнои устремленности усилий многих личностей к общей ценности; во-вторых, что эта цен­ность имеет «дообщественный характер» и обладает достоинством этического императива. Источником этического предписания реализации «заданного» свы­ше императива является Творец человека, его приро­ды и заповеданной для сообщества людей гармонии, заключающейся в солидарном сотрудничестве всех людей, при котором имущественные, социальные и пр. различия должны отойти на второй план. Идеи X. с. первоначально развивались в рамках т. наз. «социаль­ного католицизма» 19 в. (епископ г. Майнца В.Э. фон Кеттелер, создатель первых производственных като­лических объединений священник А. Кольпинг, ав­стрийский общественный деятель К. фон Фогельзанг и др.). Постепенно теологические, антропологические, эти­ческие и сугубо социологические аргументы в пользу X. с. стали составной частью папских социальных эн-циклик, начиная с энциклики Льва ХШ «Rerum novarum» («Новые вещи», 1891) и кончая энцикликами Иоанна Павла II «Sollicitudo rei socialis» («Забота о социальном благополучии», 1988) и «Centesimus annus» («Столет­няя годовщина», 1991). В истолковании папы Иоанна Павла II (с 1978) X. с. предстает как «осознание взаимо­зависимости, понимаемой в виде системы, детермини­рующей отношения в современном мире во всех сфеpax: экономической, культурной, политической, а так­же религиозной; солидарность — это моральная и со­циальная основа, а также добродетель... Все преврат­ные механизмы и структуры греха могут быть устране­ны лишь с реализацией человеческой солидарности, которую церковь неустанно провозглашает и поддер­живает» («Sollicitudo rei socialis», p. 40). Идеи X.с. в го­раздо меньшей степени развивались в рамках протес­тантских конфессий; в православной социальной мыс­ли отдельные идеи X. с. получили развитие в начале 20 в. в трудах С.Н. Булгакова и Н.А. Бердяева. В офици­альном документе, принятом в 2000 Архиерейским со­бором РПЦ — «Основы социальной концепции Рус­ской Православной Церкви», — представлено видение церковным священноначалием проблем труда, соб­ственности, войны и мира и др., однако проблема X. с. в нем отсутствует.

Ф.Г. Овсиенко

Rambler's Top100
Hosted by uCoz