Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

ХРИСТИАНСКИЙ АТЕИЗМ — радикальная христи­анская концепция, развиваемая Т. Алътицером. X. а. пред­ставляет собой крайнюю форму самокритики теоло­гии, направленную на разрыв с традиционным теисти­ческим мировоззрением и церковными институтами. X. а. предполагает, что религия (в частности, христиан­ство) и атеизм не исключают друг друга. На теоретичес­ком уровне зависимость атеизма от религии предопре­делена его негативной природой, в которой заложена связь атеистической позиции с тем представлением о Боге, которое подвергается отрицанию. История рели­гиозной мысли показывает, что атеистическая пози­ция, безбожие и неверие всегда развивались параллель­но религиозным воззрениям и представляют собой неотъемлемую часть религиозной жизни. В новейшей христианской литературе показана необходимость вза­имосвязи атеизма и веры в сочинениях С. Кьеркегора и Ф. М. Достоевского. По Альтицеру, в рамках X. а. объе­диняются взгляды христианского мистика В. Блейка, объявлявшего традиционного Бога христианской цер­кви Сатаной, и позиция Ф. Ницше, ниспровергавшего христианские ценности ради принятия всецело мир­ского существования. Преимущество и актуальность X. а., согласно Альтицеру, заключается в том, что он по­зволяет христианину сохранить самоидентичность и в то же время участвовать в жизни современного секу­ляризованного мира, воспринять в полном объеме свет­скую и даже нигилистическую культуру. Центральным понятием для X. а. выступает идея смерти Бога, которая трактуется как исчезновение трансцендентного изме­рения человеческой жизни. Все христианские ценнос­ти сосредоточиваются в мирской реальности, христиа­нин освобождается от чувства греховности и вины, от власти отчуждения, выраженного в церковных инсти­тутах и церковных догмах. Кульминация христианской истории в жизни и смерти Иисуса Христа, согласно концепции X. а., обозначила конец теистического ми­ровоззрения. Современный христианин готов к тому, чтобы избавиться от страха перед потусторонней влас­тью умершего Господа, а также от подавления своей свободы и полноты жизни посюсторонней властью церковных и светских иерархов. Полное слияние с мирской реальностью и одновременно независимость от нее продемонстрировал сам Иисус Христос, внесший божественное присутствие в мир и положивший нача­ло реальности Царства Божьего здесь и сейчас, в мир­ском настоящем. С т. зр. X. а., соучастие в Царстве Бо­жьем возможно для христианина только в мирской де­ятельности, нацеленной на завершение божественного процесса Воплощения в апокалиптическом конце све­та (см. Апокалиптика). В этом отношении X. а. сопо­ставляется Альтицером с учением буддизма, в котором религиозное измерение входит в человеческую жизнь за счет движения через мирскую реальность к осво­бождению во внеисторической нирване.

Ю.Р. Селиванов

Rambler's Top100
Hosted by uCoz