Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

БУДДИЗМА ТИБЕТСКОГО ШКОЛЫ – синтез вза­имодействия автохтонных культов природных объек­тов и шаманизма с привнесенными из Персии религи­ей бон, а из Индии Махаяны и тантрического буддизма. Последний оказал определяющее влияние на форми­рование новой религиозной традиции в Тибете, что было связано с деятельностью приглашенного в 8 в. индийского йога-тантриста и чудотворца Падмасамбхавы (Гуру Римпоче). Он успешно преодолел сопро­тивление бонских жрецов, игравших руководящую роль в стране, продемонстрировав свое превосходство не только в философских диспутах, но, главное, пока­зав более высокий уровень владения магией и оккульт­ными силами, на чем, собственно, основывался до это­го авторитет религии бон. С проповеднической дея-

[147]

тельностыо Падмасамбхавы связана самая известная из Б. т. ш. (всего их возникло в разное время более двух десятков) – Ньингмапа, которая организационно оформилась позднее других, только в 14 в., хотя и на­зывается «старой» школой, придерживающейся тради­ции «старых переводов». Это объясняется тем, что адеп­ты школы считают себя приверженцами того буддиз­ма, который принес в 8 в. из Индии Падмасамбхава, и отвергают все поздние появившиеся в Тибете учения и практики как ненужные нововведения. Ритуально-обрядная практика Ньингмапа содержит много добуддийских, шаманских элементов, поскольку своими кор­нями эта школа уходит в период, когда буддийская тра­диция в Тибете еще не установилась. С того же времени школа сохраняет в асимиллированной форме влияние чань-буддизма, хотя проповедь китайского буддизма в Тибете была запрещена еще в 790 после диспута в мо­настыре Самье. Тем не менее во времена Падмасамбха­вы чаньское влияние было Наиболее интенсивным. Оно проявилось в учении и практике Дзог-чэн, являющей­ся высшей йогой в Ньингмапа. Характерно, что адеп­ты школы не признали новые усовершенствованные переводы санскритских текстов, сделанные в 11–12 вв., и остались верными архаичным толкованиям ранних переводчиков. Не признали и авторитета тантр, полу­чивших известность в Тибете после 11 в., в их числе отвергли и «Калачакру-тантру», считающуюся в других Б. т. ш. вершиной концепций Ваджраяны. Основную роль в Ньингмапа играют трактаты (терчой) из «кла­дов» (терма), спрятанных якобы либо самим Падма-самбхавой по причине того, что его современники еще не могли понять их, либо авторами периода гонений на буддизм при царе Лангдарме. «Открыватели кладов» (тертоны), фактически являющиеся авторами «найден­ных» ими трактатов, активно развернули свою деятель­ность в 14 в. Это время и может считаться периодом формирования Ньингма-па. В трактатах-терчой изла­гается йога разных типов: крия, упайога, йога призы­вания божества и созерцания мандалы, махайога (ве­ликая йога), ану-йога (изначальная йога), ати-йога (со­вершенная йога), или Дзог-чэн (великая совершенная йога). Это разные по интенсивности и продолжитель­ности психофизические практики сакрального само­совершенствования адепта, достижения им просвет­ления. У Ньингма-па нет больших монастырей, пред­почтение отдается затворничеству, однако адептами могут быть и домохозяева, и странствующие монахи. Ньингма-па не получила значительного распростра­нения за пределами Тибета и гималайского региона, но ее представители встречаются в Монголии, Буря­тии и Тыве. В настоящее время в России есть несколь­ко групп этой школы, практикующих Дзог-чэн. С ним познакомил россиян буддолог и практикующий йог из Бурятии Б.Д. Дандарон. Школа Кадам-па была создана в 11 в. бенгальским монахом Атишей, осуществившим восстановление монастырской системы в Тибете, при­шедшей в упадок в период гонений на буддизм при царе Ландграме, стороннике привилегий бонского жре­чества. Атиша стремился вновь утвердить строгий монастырский устав Винаи (второй части буддийского канона Типитакив сочетании с практикой тантриче-ской йоги и разработать систему монастырского обра­зования. После 15 в. школа Кадам-па исчезла, слившись с Гелуг-па. Кагыо-па (школа преемственности, или тра­диция передачи наставлений) возникла также в 11 в. и развивала другую, чисто йогическую линию воз­рождения буддизма в Тибете, восходя к индийской традиции махасиддхов (великих совершенных) в лице Тилопы, основателя учения, и Наропы, его систематиза-тора. Тибетскую школу создал йог Марпа, переводчик на тиб. язык принесенных им из Индии многочислен­ных эзотерических текстов. Он обучал методам «шести йог Наропы», позволяющим адепту под руководством наставника достичь просветления в течение одной жизни, овладеть удивительной йогой «внутреннего жара» (туммо), благодаря которой отшельники не толь-ко могли переносить жесточайший холод зимовок в Гималаях и Тибете, но и демонстрировать способность высушивать в лютую стужу на своей обнаженной спи­не одна за другой десятки мокрых простынь. Овладе­ние такими паранормальными способностями счита­ется доказательством достижения йогом высокого уров­ня сакрального самосовершенствования. Большое значение Марпа придавал также практике маха-муд-ры – непосредственного постижения природы свое­го сознания как природы будды (характерный пример гносиса, мистического учения о сакральности внутрен­ней природы человека, о свойственном ему совершен­ном имманентном начале). Главным учеником и пре­емником Марпы стал крупнейший тибетский поэт Джецюн Миларепа (1052-1135). Он стоит у истоков тибетской традиции отшельничества в труднодоступ­ных горных пещерах, почитается как великий йог и учитель, а его стихи и песни, вошедшие в знаменитый сборник «Сто тысяч песен Миларепы», в недавнем про­шлом знал наизусть любой образованный человек в Тибете и Монголии. Преемником Миларепы стал гуру Гамбопа (Двагпо-Лхардже), автор религиозно-фило­софского трактата «Драгоценные четки». При нем у школы Кагью-па появились свои монастыри и т. обр. йогическая практика была дополнена принципами монашеской дисциплины. Карма-кагыо – наиболее важное и влиятельное направление, возникшее в 12 в. в результате разделения школы Кагью-па на ряд вет-

[148]

вей после смерти Гамбопы. Слово «карма» в названии данного направления происходит от названия его глав­ного монастыря Кармаданса. Духовный глава направле­ния носит титул кармапа и считается третьим по значе­нию иерархом Тибета (после панчэн-ламы к Далай-ламы), хотя его сакральный статус одинаков с Далай-ламой: оба считаются земными воплощениями сострадатель­ного бодхисаттвы Авалокитешвары. Главным обря­дом в Карма-кагью является священная Церемония Короны Ваджры, в ходе которой духовный лидер дер­жит над головой Черную Корону как символ своей внут­ренней духовной мощи и истинности буддийского уче­ния (таким же смыслом обладает упоминаемый здесь традиционный символ буддизма Ваджра). Черная Ко­рона была изготовлена в нач. 15 в. в Китае по приказу императора и подарена им 5-му Кармапе, которого он считал своим духовным учителем. Считается, что у этой реальной короны есть мистический прообраз – транс­цендентная энергетическая корона, сплетенная из ста тысяч волос дакинь (небесных божественных дев) и являющаяся знаком достигнутого Кармапой просвет­ления. 16-й Кармапа перед своей смертью в 1981 пору­чил датчанину Оле Нидалу, получившему титул ламы, распространять учение и практику Карма-Кагью в за­падных странах. В настоящее время общины его уче­ников существуют по всему миру, в т. ч. и в крупных городах России. В кон. 20 в. в Карма-кагью возникли разногласия чисто политического характера по поводу кандидатуры нового, 17-го Кармапы: китайские власти и Далай-лама поддерживают одного «перевоплощен-ца» предшествовавшего Кармалы, а Нидал и его окру­жение – другого. Школа Сакья-па (Желтая Земля – месторасположение первого монастыря этой школы) была основана в 1073. Доктрина создана индийским махасиддхи Вирупой (8-9 вв.), тибетская традиция на­чинается с переводчика Брогми, жившего на рубеже 10-11 вв. Особенность учения заключается в провоз­глашенном Вирупой принципе «плод-результат», со­гласно которому цель пути сакрального совершенство­вания адепта непосредственно реализуется в процессе его прохождения. Особый акцент в йогической прак­тике делается на достижении состояния бардо, или «про­межуточного состояния» между жизнью и смертью. Мировоззренческой основой школы является синтез умеренной мадхьямаки и философия йогачары. В кон­це 12 в. Сакья-па стала самой влиятельной Б. т. ш., про­славилась учеными трудами, но в особенности своей политической активностью в 13-14 вв., направленной на объединение Тибета в единое теократическое госу­дарство. В достижении этой цели представители шко­лы поддерживали тесные контакты с правителями мон­гольской императорской династии в Китае. Этим связям тибетский буддизм обязан и происхождению ти­тула «далай-лама», означающего «лама, чья мудрость подобна океану». Так назвал китайский император Юань Хубилай, принадлежавший к Монгольской ди­настии, Пагба-ламу, пятого главу Сакья-па. Гелуг-па (школа монастыря Гэндан – «Обители Богов») осно­вана в нач. 15 в. выдающимся реформатором буддизма Цонкапощ деятельность которого считается вершиной развития буддийской культуры Тибета. Считая себя продолжателем Атиши в деле развития монастырской системы и буддийской учености, он назвал свою шко­лу Новой Кадампой. Свою задачу он видел в устране­нии наметившегося в тибетском буддизме дисбаланса между йогическими практиками, философским дис­курсом и монашеской дисциплиной. Цонкапа ввел обя­зательное религиозно-философское образование для монахов, предполагавшее овладение ими основными положениями всех направлений Хинаяны и Махаяны. К практике тантрической йоги они допускались толь­ко после завершения общефилософской подготовки и принятия монашеских обетов. Образовательным цен­трами стали монастыри-дацаны. В течение 15-16 вв. неуклонно росло влияние Гелуг-па, постепенно была создана мощная сеть монастырей, в которых прожива­ло до нескольких десятков тысяч монахов. Наиболее крупные дацаны имели три фак-та – философский, медицинский и тантрический. На изучение пяти дис­циплин философского фак-та уходило около 15 лет. В традиции Гелуг-па подчеркивается особое значение духовного наставника (учителя, гуру, ламы), поставлен­ного в один ряд с буддой (совершенно пробужденным существом), дхармой (учением) и сангхой (монашеской общиной) в качестве четвертой «Драгоценности» буд­дизма. Это представление получило обоснование в зна­менитом трактате Цонкапы «Лам-рим чэн-мо» («Вели­кий свод сведений о ступенях Пути»), в котором пока­зана незаменимая роль ламы, ведущего ученика по «ступеням пути» сакрального самосовершенствования к состоянию просветления и освобождения. Огромное внимание стало уделяться красоте и живописности мо­настырских помещений, величию и пышности бого­служения. Появились роскошно украшенные изобра­жения будд и бодхисаттв, завернутые в драгоценные покровы из тончайшего шелка. Цонкапа изменил и цвет одежды монахов с красного» символизировавше­го мудрость (пражню), на шафрановый, символ бедно­сти и смирения. Красные головные уборы адептов Са­кья-па и Ньингма-па также были заменены желтыми, благодаря чему за приверженцами Гелуг-па утверди­лось название «желтошапочников». Учреждение куль­та Майтрейи, грядущего будды, и посвящение ему хра­мов и монастырей подчеркивало ориентацию на свое-

[149]

го рода апокалипсис – появление Майтрейи в зем­ном мире должно будет привести к всемирной победе буддизма. Во вт. пол. 16 в. влияние Гелуг-па распрост­раняется в Монголии, внук монгольского правителя Алтан-хана становится Далай-ламой IV, благодаря чему иерархи этой школы впервые получают реальную по­литическую власть. В 17 в. при Далай-ламе V,укрепив­шим свою власть над всем Тибетом также при поддер­жке монгольского правителя, Гелуг-па становится гла­венствующей школой тибетского буддизма, вытесняет старые школы на периферию духовной и культурной жизни Тибета. Она проникает в Бурятию, Калмыкию, Тыву и вплоть до настоящего времени остается ве­дущей школой тибетского буддизма. В сер. 20 в. в истории Б. т. ш. произошли трагические перемены: после оккупации Тибета армией Китая в 1950 и по­давления антикитайского восстания (1959) Далай-лама XIV, многие иерархи всех школ тибетского буд­дизма и множество тибетцев из всех слоев общества бежали в Индию, где ныне проживают в г. Дхармсала, шт. Химчалпрадеш. История традиционного Тибета закончилась, начался период тибетской диаспоры, отмеченный интенсивным освоением западным ми­ром ранее почти недоступных и заповедных для него религиозных учений и практик Страны Снегов. Б. т. ш. обретают теперь международную известность и про­пагандируют свое учение во многих странах мира. Примечательно также новое, «внешкольное» направ­ление тибетского буддизма, возникшее в 19 в. на базе Ньингма-па и называемое Риме. Его последователи утверждают, что помимо изучения традиции собствен­ной школы необходимо также приобщаться к другим традициям буддизма, независимо от их школьной принадлежности. Этот внутрибуддийский экуменизм сохранился до настоящего времени, его небольшие общины существуют и в России.

Е.Г. Балагушкин, М.А. Гуща

[150]

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz