Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

ШАМБАЛА — название идиллической страны и вы­сокой сакральной инстанции в тантрическом буддизме, а затем и в теософии 19 в., значение которых неодно­кратно переосмысливалось. Языческий прообраз Ш. как заповедного земного рая, зародился еще в ведический период и восходит к древнеиндийским пуранам и эпо­су «Махабхарата». В последнем описывается Белый остров посреди Белого озера (Молочного моря), где непрерывное лето, благоухают сады и люди не испы­тывают никакой нужды. В этой священной стране ца­рит вечный мир и справедливость, а ее обитатели наде­лены высочайшей мудростью и паранормальными спо­собностями. Эта легенда о земном рае типологически идентична русскому народному преданию о Беловодье, или Беловодском царстве. На свой лад его переосмыс­лили старообрядцы, некоторые из них не раз отправ­лялись на поиски Беловодья, надеясь найти там дониконовское православие «во всей его чистоте и благода­ти». Специфический образ Ш. как обители духовных правителей мира, сложился в северном буддизме, но обычно сохранял реликты языческо-политеистических представлений и к тому же отразил типологическую неоднородность самого буддийского мировоззрения. Наиболее развернутое изложение легенды о Ш. полу­чили в тантрийском буддизме (см. Тантризм) и тесно связаны с учением калачакры («колесо времени»), по­зднейшей из общих доктрин ваджраяны. В «Калачакре-тантре» говорится о передаче учения царю Ш. самим Буддой Шакьямуни с тем, чтобы последующие власти­тели страны хранили его тайну и были гарантами про­цветания буддизма (фактически «Калачакра» была со­здана в 10 в. на севере Индии в эпоху монгольских за­воеваний, что нашло отражение в ее сюжетах о борьбе буддистов с мусульманами). Не случайно в «Калачакре-тантре» развиваются апокалиптические и эсхатоло­гические мотивы в трактовке представлений о Ш. Было предсказано, что при последнем, 25-м царе, приблизи­тельно в 2377 по европейскому летосчислению, нач­нется великая «шамбалинская война» в результате того, что варвары и мусульмане захотят завоевать весь мир и вторгнуться в Ш. После временного успеха мусуль­ман в конце концов победят буддисты, и Закон Будды (дхарма) будет восстановлен на планете. Наступит эра счастья и благоденствия. По легенде с явным отпечат­ком индуистской доктрины о пришествии на землю спасителей в образе аватаров (воплощений) бога Виш­ну, это свершится благодаря аватару Калки, который вы­ступит как воинственный Бог, уничтожающий зло и восстанавливающий торжество истинного учения. Со­гласно чисто буддийскому мессианизму Майтрейя, буд­да нового мирового порядка, родится в Ш. и оттуда явит­ся всему миру. Мессианские идеи этого рода получили широкое распространение и неоднократно использова­лись в политических целях. Легенда о Ш. с 11 в. стала чрезвычайно популярной в Тибете, а затем и в Монго­лии, Бурятии, Калмыкии, Тыве. Ш. стала символом счас­тья и справедливости, а образ шамбалинской войны — олицетворением священной войны за торжество исти­ны (дхармы). Литература и фольклор северного буддиз­ма наполнены образами, связанными с легендой о Ш. Даже в монгольской революционной песне «Красный стяг» воинов Сухэ-Батора (перв. четв. 20 в.) звучит при­зыв идти на шамбалинскую войну за свободу. На про­тяжении многовековой истории буддизма в азиатском регионе идея Ш. вдохновляла многие религиозные движения, служила боевым кличем армейских подраз­делений. Духовные правители Тибета Таши-ламы счи­тались преемниками учения Ш., поддерживающими непосредственную связь с Владыками Ш., некоторые из них утверждали, что сами побывали там. В нач. 20 в. один из правителей Тибета говорил о скором наступле­нии эпохи Ш. Эту тенденцию поддерживает и Далай-лама XIV, периодически проводя в разных странах мас­совые посвящения буддистов в учение калачакры и читая проповеди о Ш. Считается, что наиболее просве­щенные настоятели монастырей в Гималаях и Тибете, а также ламы, занимающиеся углубленной медитацией, находятся в постоянной мистической связи с духов­ным братством Ш., которое управляет судьбами буд­дийского мира. Распространены представления, что в Ш. существуют наилучшие возможности для реализа­ции буддийского пути спасения. Одно лишь воплоще­ние (начало новой жизни) в Ш. или приход в это благо­датное место являются гарантией от неблагоприятных последующих рождений. В Тибете появились молитвы о рождении в Ш. Среди образованных лам, напротив, получило распространение спиритуальное осмысление III. как внутренней сакральной реальности индивида. Путь к ней лежит не во внешнем мире, а через совер­шенствование внутреннего мира человека, поскольку Ш. — это особое состояние психики, высокий уровень духовности, достигаемый в процессе самосовершен­ствования по системе калачакры. В поздней тибетской традиции Ш. трактуется как мистическая держава счастья, процветания и духовного совершенства, защи­щающая буддизм и хранящая тайны важдраяны. Именно этот образ Ш. был использован Е.П. Блаватской и Рерихами в своих теософских концепциях. В них акцентировалось значение Ш. как хранитель­ницы высших знаний, которые передаются через из­бранных посредников человечеству и служат его про­грессивному развитию. Блаватская утверждала, что в течение нескольких лет обучалась в Гималайском Брат­стве Ш. и в дальнейшем поддерживала контакты с его представителями — Махатмами (великими учителями). Позднее аналогичные заявления делали Рерихи, опира­ясь, в частности, на легенду о чудесном камне Чинтамани («Великом Сокровище», или «Сокровище Мира»). Этот священный камень был послан на Землю из со­звездия Орион для духовной помощи человечеству и хранится в особой башне в Ш. Его изображают в виде пламени на спине белого коня. Осколки этого камня пе­риодически посылаются с доверенными лицами в раз­личные страны для ускорения эволюции сознания че­ловечества. Считается, что в 20 в. таким доверенными лицами были Е.И. и Н.К. Рерихи, совершившие в 1923-1928 трансгималайскую экспедицию с целью собрать сведения о Ш. и найти эту таинственную обитель свя­щенных мудрецов, расположенную, по преданию, в гор­ном районе, защищенном со всех сторон высокими, не­доступными для простого человека снежными хребта­ми. Ш. искали и прежде, в Тибете, на Памире, на Алтае, но безрезультатно, поскольку речь идет о сакральной уто­пии, или земле обетованной в контексте мистического мессианства. Тем не менее Рерихи утверждали, что смог­ли вступить в духовную связь с Учителями Гималайско­го Братства и получили от них в помощь человечеству учение Агни-йоги. В 1926 Рерихи передали правитель­ству советской России (Г. Чичерину и А. Луначарскому) т. наз. «Послание Гималайских Махатм» с предложением духовной помощи в руководстве страной. Современные историки видят в этом своеобразный дипломатический шаг Рерихов, вынужденных представить набирающей силу тоталитарной власти в советской России гарантии своей гражданской и политической лояльности. Англичанка Э. Бейли, продолжая теософские традиции, выдвинула концепцию о космической Ш. высокого онтологическо­го уровня, которая находится не на физическом, а на эфирном плане материи где-то в районе Северного по­люса. В настоящую эпоху (Водолея) происходит интен­сивное ее проявление на физическом плане существова­ния. Согласно современным религиозно-мистическим представлениям, Ш. является спиритуальным центром земного мира, где поддерживается тесная связь с надмирными духовными инстанциями и их обитателями.

Е.Г. Балагушкин, М.А. Гуща

 

 

Hosted by uCoz