Религиоведение / Энциклопедический словарь. –М.: Академический проект, 2006. –1256 с.

 

БУДДИЙСКОЕ МОНАШЕСТВО – центральный ин­ститут и идеал буддийской религии и культуры. Выс­шая цель буддизма – освобождение от бесконечных страданий этого мира (сансары) – достижима исклю­чительно через отказ от мира. Б. м. является символом и практическим воплощением этой религиозной стра­тегии. Б. м. уходит своими корнями в древнюю индий­скую традицию отшельничества и аскетизма. Будда Ша-кьямуни, основатель буддизма, покинул княжеский дворец своего отца, отказавшись от семьи и матери­альных благ ради отшельнической жизни; постриже­ние волос и облачение в грубую и пожелтевшую от солнца робу символизировали его разрыв с миром и навсегда стали частью обрядов инициации в буддизме. Будда следовал правилам жесткого аскетизма в течение нескольких лет, однако после пробуждения в своих про­поведях провозгласил «срединный путь» – посредине между крайностями и аскетизма, и чувственного наслаж­дения, тем самым отказавшись от радикальных аске­тических практик, но сохранив стратегию мироотказа. Монашеский орден сангха (пали, санскр. – собра­ние) – был основан Буддой именно на этих принци­пах и состоял из ближайшего окружения Будды, его

[164]

учеников и родственников. Монах, член сангхи, стал ключевым идеалом буддизма. Путь абсолютного осво­бождения, Благородный Восьмеричный Путь к нирва­не, был неотделим от исполнения монашеских обетов, и центральной проблемой буддизма, особенно в пер­вые века его существования, было именно создание стройной системы монашеской дисциплины. Такая си­стема была воплощена в тексте Виная-питака, подроб­ном кодексе дисциплины, ставшем частью буддийско­го канона (окончательно записан в 1 в. до н. э). Мона­шеская дисциплина, ее более или менее строгие варианты всегда были в центре внимания сангхи и приводили к многочисленным расколам и сектообразованию (см. Буддизма раннего школы). На заре буддий­ской истории монахи странствовали, а сезон дождей (июль-авг.) пережидали в специальных убежищах; впоследствии эти убежища превратились в постоян­ные жилища-монастыри (вихара), и сангха стала осед­лой. В сжатом виде монашеские правила перечислены в важнейшей части Винаи-питаки «Пратимокше», пе­речне 227 (в ряде традиций до 253) монашеских обе­тов, регулярная декламация которых в полнолуние и новолуние (упосатха) является рутиной монастырских церемоний. Согласно этим нормам, монах может иметь только ограниченный набор личных вещей: три робы (по традиции, желтых или красных оттенков), чашу для подаяний, ремень, бритву (голова должна быть обри­та), иглу и нитки, посох, зубочистку и ряд др. Любая собственность сверх этих жестких норм исключена. Среди главных заповедей, кроме применимых и к ми­рянам запретов на убийство, воровство, ложь и упо­требление опьяняющих веществ, следует назвать ряд ключевых запретов: на прием твердой пищи после по­лудня, на прикосновение к золоту и серебру, на укра­шение тела, на использование высоких кроватей, на посещение увеселений с музыкой. Но главным прави­лом является целибат – полный запрет на сексуаль­ную жизнь. Нарушение этого запрета (так же как убий­ство, воровство и «преувеличение магических способ­ностей») влечет за собой исключение из ордена. Очевидным исключением было распространение же­натого духовенства в Шри-Ланке (до 20 в.) и Японии. Согласно классическим правилам, в материальном смысле сангха полностью зависима от мирских под­ношений пищи и одежды (монашеских роб), а также пожертвований на поддержание монастырских зданий. Подношения символизируют взаимодействие сангхи и мира: обмен даров материальных на дары духовные. Мирянин, делая подношения (дана), накапливает «за­слуги», т. е. положительную карму, которая должна обеспечить лучшее перерождение. На протяжении буд­дийской истории наиболее весомыми спонсорами сангхи были правители и знать, которые получали рели­гиозные заслуги соразмерно объему своей помощи. Благодаря поддержке государства и богатых мирян многие монастыри в буддийских странах становились крупными собственниками земли, что противоречило обетам бедности; отказ от государственной поддержки приводил к быстрому упадку монастырей. По своему внутреннему устройству сангха призвана воплощать идеал равенства, поскольку все мирские (социальные) различия отвергаются вместе с самим миром. В то же время в сангхе образуется особая, религиозная иерар­хия, как правило, параллельная возрастной: послуш­ники, монахи с полным посвящением (бхиккху), стар­шие монахи (тхеры), настоятели монастырей. Высшие органы управления сангхой создавались для взаимо­действия с центральной светской властью, но в целом организация сангхи по природе своей является локаль­ной и рыхлой. Большинство монастырей, располагав­шихся в деревнях и городах, выполняли целый ряд значимых общественных функций; во многих случаях сангха активно участвовала в политике, несмотря на общепринятое осуждение такого участия; иногда (напр., в истории японского или тибетского буддизма) участие монахов даже в военных действиях отнюдь не считалось невероятным. В странах Тхеравады сложи­лось временное монашество, когда подростки или муж­чины, проведя некоторое время в сангхе, возвращались в мир. Монастыри были также крупными центрами об­разования (крупнейший центр – Наланда в Индии I тыс. н. э.). В то же время многие монахи вели отшель­ническую жизнь вдали от мира (напр., «лесные мона­хи» в странах Тхеравады), посвящая себя целиком со­зерцательным и молитвенным практикам. Это деление на «вовлеченных» в мир монахов и монахов-аскетов отчасти напоминает деление на «белое» и «черное» ду­ховенство в христианстве. Тем не менее ряд общих черт сближает обе категории, и прежде всего – централь­ная для всех монахов практика медитации (сакскр. -– дхьяна). Монашество женщин в буддизме значитель­но менее развито. По преданию, только после долгих сомнений и уговоров сам Будда согласился на учреж­дение женской общины, но факт такого согласия яв­ляется уникальным для жестко патриархального ин­дийского общества. Тем не менее сложившаяся прак­тика предъявляла к монахиням гораздо большие требования и определенно ставила их в приниженное положение внутри сангхи. Женские монашеские об­щины в ряде стран исчезли в ходе истории (Шри-Лан­ка) или не возникали вовсе (Тибет), но сохранялись в других странах, напр, в Китае, Корее и Вьетнаме; на Тай­ване женское монашество бурно развивалось в 20 в. Строение, функции сангхи и монашеские практики зна-

[165]

чительно отличались в разное время и в разных куль­турных традициях.

А.С. Агаджанян

[166]

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz