В.Ф. Феоктистов "Философские и общественно-политические взгляды Сюнь-цзы. -М.: "Наука", 1976. -292 с.

 

Избранные трактаты Сюнь-цзы

 

Из главы XIX О РИТУАЛЕ (ЛИ ЛУНЬ)

 Как появился ритуал? Отвечаю: человек от рождения обладает желаниями; когда эти желания не удовлетворяются, неизбежно возникает стремление добиться [их удовлетворения]; когда в этом стремлении [человек] не знает границ и пределов, неизбежно возникает соперничество. Когда возникает соперничество – это приводит к смуте, а смута приводит к нищете. Ваны-предки питали отвращение к смутам, поэтому они создали [нормы ритуала] и долга, чтобы [в соответствии с ними] разделять [людей], удовлетворять их желания и стремления. Добиться того, чтобы желания не превосходили [возможности] вещей [их удовлетворять], а вещей всегда было бы достаточно для удовлетворения желаний, когда и желания, и вещи соответствуют друг другу и взаимно растут, – такова причина появления ритуала.

 Отсюда видно, что ритуал служит [целям] удовлетворения [желаний].

 Рот [человека] питают домашний скот, рис, просо, гармония пяти вкусов; нос – аромат перца и орхидеи; глаза – прекрасные резные изделия из яшмы и металла, тонкие узоры и вышивки; уши – [звуки] колокола, барабана, флейты, гонга, лютни, гуслей, свирели юй и свирели шэн - тело – просторный дом и покойные комнаты с мягкими циновками; спальными подстилками и циновками для сидения. Вот почему ритуал служит удовлетворению желаний.

 Хотя совершенный человек и стремится к удовлетворению желаний, однако он выступает и за различия [в их удовлетворении]. Что значат эти различия? Отвечаю: знатный и низкий должны различаться по рангам; старший и младший должны иметь различия; бедный и богатый, презираемый и уважаемый – все. должны соответствовать своим названиям. Поэтому Сын Неба восседает на мягких циновках в большой колеснице – это услаждает его тело; на поясе он носит ароматные травы – это услаждает его обоняние; передок [его колесницы] ярко раскрашен – это услаждает его взор; звук колокольчика [на колеснице] ритмичен; когда [колесница] движется медленно – он соответствует музыке у и танцам сян2; когда [она] движется быстрее – он соответствует музыке шао и ху3 – так услаждают его слух; его знамя с драконом колышется девятью полотнищами – так [люди] узнают, [что перед ними Сын-Неба] ; на колесах [его колесницы] изображены лежащий носорог

221

 

и приготовившийся к прыжку тигр, подпруги [у лошадей] сделаны из акульей кожи, покрывало [колесницы] – из шелка, бока – в виде золотых драконов – и все это для того, чтобы [показать] величие [Сына Неба]. Лошади, везущие его колесницу, выдрессированы и смирны – так обеспечивается безопасность [его выездов].

 Кто знает, что готовность пожертвовать собой ради выполнения долга есть основа поддержания жизни? Кто знает, что готовность тратить [деньги] питает богатство?! Кто знает, что любовь и уважение [к людям], уступчивость и покладистость составляют основу спокойствия?! Кто знает, что [соблюдение] ритуала и [выполнение] долга умиротворяют чувства [людей]?! Поэтому, когда [человек] видит лишь жизнь и стремится сохранить ее любой ценой, он непременно умрет; когда [человек] видит лишь выгоду и стремится получить ее любой ценой, он непременно понесет ущерб; когда [человек] ради своего спокойствия ленится и трусит, он непременно попадет в опасное [положение]; когда [человек] ради своего удовольствия дает волю чувствам, он непременно погибнет. Поэтому тот, кто сосредоточивается на соблюдении ритуала и выполнении долга, добивается двух [результатов: он соблюдает ритуал, выполняет долг и в то же время умиротворяет чувства]; тот же, кто сосредоточивается на своих чувствах, теряет [и то и другое]. Поэтому конфуцианцы стремятся к тому, чтобы человек добился двух результатов, и монеты хотят, чтобы он потерял и то и другое, – в этом и состоит разница между конфуцианством и [учением] Мо-цзы.

 Ритуал имеет три основы: небо и земля – основа существования, предки – основа рода, правитель и наставник – основа порядка. [Действительно], если бы не было неба и земли, как бы было возможно существование? Если бы не было предков, откуда бы тогда [люди] вели свое происхождение? Если бы не было правителя-наставника, кто бы приводил в порядок [Поднебесную]? Недостаток любой из трех [основ] делает невозможной спокойную [жизнь] людей. Отсюда видно, что ритуал [предполагает] следование небу наверху, земле – внизу, почитание предков и уважение к правителю-наставнику. Таковы три основы ритуала.

 Ваны [почитают] Великого предка как Небо, и чжухоу не смеют осквернить его кумирни4; ученые и сановники [также] имеют своих неизменных [на протяжении поколений] великих предков – таким образом поклоняются началу. А поклонение началу есть основа [утверждения] добродетели. [Право совершать] жертвоприношения Небу принадлежит лишь Сыну Неба, жертвоприношение духам на алтарь земли могут совершать лишь чжухоу, носить траур [по умершим] могут лишь ученые и сановники; таким образом

222

 

достигаются различия, при которых достойные уважения – уважаются, достойные презрения – презираются, большое остается большим, а маленькое – маленьким. Поэтому правитель всей Поднебесной поклоняется семи поколениям [предков], правитель одного царства – пяти, [сановник] – владелец земли, с которой поставляются пять боевых колесниц, – трем, владелец земли, с которой поставляются три боевые колесницы, – двум 5; тот же, кто кормится [физическим] трудом, не должен иметь своих храмов предков. Таким образом достигается различие в степени заслуг: когда они обширны, приносимые ими милости велики; когда они незначительны, приносимые ими милости малы.

 Во время великого жертвоприношения на высокое место ставят сосуд с чистой водой, на жертвенный стол – сырую рыбу, а впереди всего – [пресный] суп из мяса: в этом проявляется уважение к первоначальной пище. Во время сезонного жертвоприношения на высокое место ставят сосуд с чистой водой, однако [потом] употребляют вино и спиртные [напитки], впереди всего кладут [метелки] гаоляна и клейкого проса, однако [потом] едят рис и просо. Во время ежемесячных жертвоприношений суп из мяса только пробуют, но деликатесы уже едят – так воздают должное первооснове и в то же время приближаются к обычному употреблению [пищи].

 Уважение к первооснове называется украшением, приближение к обычному употреблению [пищи] называется [разумным] принципом; когда оба они соединяются в единую «культурность» и таким образом достигается возврат к Великому единению [древности], это называется высшей степенью соблюдения ритуала. Поэтому, когда на высокое место ставят сосуд с чистой водой, на жертвенный стол – сырую рыбу, а впереди всего – [пресный] суп из мяса, все это значит одно: [уважение к первоначальной пище]. Когда [представляющий предка] не выпивает до конца [вина], преподносимого ему слугой, после оплакивания не пробует пищу, стоящую на жертвенном столе, и, получив пищу от трех слуг, больше не ест, – все это значит одно: [окончание церемонии]. Когда во время большого свадебного обряда [отец] не вручает еще [жениху] кубок с вином и не посылает его встретить [невесту], когда во время жертвоприношения в храме предков [представляющий] предка еще не вошел в кумирню, когда [человек] только умер и еще не приступили к [обряду] одевания покойника – все это значит одно: [церемония еще не началась]. То, что во время выезда на обряд жертвоприношения [Небу] колесница Сына Неба покрыта белым шелковым покрывалом, а на голове [у правителя] полотняная шапка, то, что траурная одежда начинается с пенькового пояса, –

223

 

все это значит одно: [уважение к простоте]. Трехлетний траур, пронзительные возгласы плача [по покойнику], исполнение гимна «Храм Спокойствия»6, когда один человек поет, а три вторят под легкие, шуршащие звуки подвешенного колокола и неторопливое звучание гуслей, – все это значит одно: [следование древним обычаям].

 Начало церемоний – простое, совершение их – красочное, конец – радостный. Поэтому, когда церемонии соблюдаются в совершенной, полной форме, чувства [человека] и характер церемонии достигают полного соответствия; когда церемонии соблюдаются [хорошо, но] несовершенно – либо чувства преобладают над церемониями, либо церемонии – над чувствами. Когда же церемонии соблюдаются в низшей форме, все сводится к чувствам и возвращается к Великой простоте [древности]. Благодаря ритуалу небо и земля приходят в согласие, солнце и луна ярко светят, четыре времени года следуют одно за другим, звезды и созвездия движутся [по небесному своду], реки и речки [плавно] несут свои воды и все вещи процветают; [благодаря ритуалу] любовь и ненависть получают правильное [направление], радость и гнев – правильное [выражение] ; [благодаря ритуалу] низы послушны, а верхи мудры и изменения всех вещей приходят в порядок. Отход же от ритуала приводит к гибели. Разве не [говорит это о] величии ритуала?! Если установлена совершенная [система] ритуала и она является высшей [мерой вещей и событий], тогда [никто] в Поднебесной не может ни отнять, ни прибавить что-либо [к ритуалу], основные и второстепенные промыслы взаимно согласуются, начало и конец соответствуют друг другу, существуют различия [между знатными и низкими] во внешнем виде, [истина и ложь] в суждениях подробно объясняются. Когда [люди] в Поднебесной следуют [такой системе] ритуала – [в стране] царит порядок; когда они не следуют ритуалу – наступает беспорядок; когда они следуют ритуалу – их жизнь спокойна; когда не следуют – их жизнь в опасности; когда они следуют ритуалу – они существуют, когда не следуют, – они гибнут.

Это то, чего не может понять ничтожный человек.

 Принципы ритуала поистине глубоки: если с его положениями подойти к высказываниям о «белой лошади» и «сходстве – различии» 7, то они утонут [в его доводах]. Принципы ритуала поистине велики: если с его положениями подойти к произвольно создаваемым установлениям и вульгарным учениям, то они утратят [свою силу]. Принципы ритуала поистине высоки: если с его положениями подойти к жестоким и распущенным людям, высокомерно презирающим обычаи и считающим себя высоконравственными, то они

224

 

будут повержены. Поэтому, если есть настоящий плотничий шнур, нельзя обмануть в определении прямизны [вещи]; если есть правильный безмен, нельзя обмануть в определении веса [вещи]; если есть циркуль и угломер, которыми правильно пользуются, нельзя обмануть в определении формы [вещи]; если [есть] совершенный человек, который постиг [смысл] ритуала, его нельзя ввести в заблуждение лживыми [поступками]. Поэтому плотничий шнур – это высшая [мера] прямизны, безмен – высшая [мера] веса, циркуль и угломер – высшая [мера] формы, ритуал – высшая мера поведения людей. Тот, кто не соблюдает ритуал и не признает его, может быть назван безнравственным человеком; тот, кто соблюдает ритуал и уважает его, может быть назван высоконравственным ученым. Того, кто обладает способностью размышлять в рамках ритуала, можно назвать способным к размышлению; того, кто обладает способностью не менять {своей решимости] следовать ритуалу, можно назвать способным быть твердым. Тот же, кто обладает способностью размышлять, способностью быть твердым и к тому же любит ритуал, является совершенномудрым человеком. Небо – высшая мера высоты. Земля – высшая мера низких [вещей], беспредельность – высшая мера обширности, совершенномудрый человек – высшая мера нравственности. Поэтому в учении необходимо твердо учиться у совершенномудрых людей, а не стремиться следовать безнравственным людям.

[Соблюдение] ритуала состоит в [правильном] пользовании богатством, в [пользовании] украшениями по степени знатности, в различии размеров [имущества], в правильном соответствии пышности и скромности. Многочисленность церемоний и простота чувств – [проявление] пышного соблюдения ритуала; простота церемоний и обилие чувств – [проявление] скромного соблюдения ритуала. Когда внутреннее [содержание] и внешнее [проявление] церемоний и чувств соответствуют [одно другому], следуют рядом и [взаимно] согласуются – это составляет средний путь [в соблюдении ритуала]. Поэтому совершенный человек пышно соблюдает высший [ритуал], скромен в соблюдении низшего и сохраняет середину в соблюдении среднего [пути]. Когда в своих действиях – медленных или стремительных – человек не выходит за эти [рамки] – это и есть то самоограничение, [которым отличается] совершенный человек. Тот, кто обладает этим [качеством] – совершенный ученый, кто не обладает им – простой человек; тот, кто способен в рамках ритуала привести в порядок и поставить на свое место все, что заполняет собой [Поднебесную], – совершенномудрый человек. Совершенномудрый человек потому великодушен, что накапливает [знания] ритуала; потому велик, что широко распро-

225

 

страняет [его действие]; потому достоин уважения, что почитает ритуал; потому проницателен, что соблюдает его до конца. В «Ши цзин» об этом сказано так:

Там, где ритуал в почете,

Где все нормы соблюдают,

Там и смех повсюду слышен,

Радость в голосах звучит8.

 [Соблюдение] ритуала состоит во внимательном отношении к жизни и смерти. Рождение – начало человека, смерть – его конец. Если от начала и до конца [жизни] человек сумел сохранить добродетельность, он полностью осуществил свой путь человека. Поэтому совершенный человек почтительно [относится] к началу [жизни] и внимательно – к [ее] концу. От начала и до конца быть одним и тем же – таков путь совершенного человека, таково проявление ритуала и чувства долга. Если все внимание уделяют жизни и не заботятся о смерти, если уважают [человека, лишь когда он жив и] обладает сознанием, и невнимательны к нему, когда он [мертв и] ничего не сознает, – это путь безнравственного человека, измена в мыслях человеческим чувствам. Если совершенный человек испытывает стыд, даже когда с такими мыслями он подходит к рабу, то что же тогда говорить об отношении к уважаемым родителям! Смерть наступает один раз, [человек] не возвращается; потому подданный и почитает правителя, а сын – отца, что в этом они выражают свои чувства до конца. Поэтому когда в служении живым людям не проявляют искренности, великодушия и не соблюдают приличий – это называется дикостью; когда во время похорон родителей не проявляют искренности, великодушия и не соблюдают приличий – это называется оскорблением [их памяти]; совершенный человек презирает дикость и стыдится оскорбления, поэтому и существуют семь видов гробов и саркофагов для Сына Неба, пять видов – для чжухоу, три вида – для сановников, два вида – для ученых; [поэтому и существуют] несколько видов неодинаковых саванов – богатых и скромных, а узоры на гробах и покрывалах различны в соответствии с рангом [умершего]; это делается для того, чтобы проявить почтительность и внимание к умершему и тем самым выразить одинаковое [отношение] к жизни и смерти, началу и концу; это делается для того, чтобы полностью удовлетворить желания людей. Таков путь ванов-предхов, таково высшее проявление преданности подданного [правителю] и сыновней почтительности [к родителям]...

 

Глава XX О МУЗЫКЕ (ЮЕ ЛУНЬ)

 Музыка – [источник] радости, а радость свойственна чувствам человека. Человек не может [жить] без радости; когда же он радуется – это непременно находит свое выражение в его голосе и проявляется в его поступках. Сущность человека, его голос и поступки, изменения в-чувствах – все это полностью [проявляется] в музыке! Поэтому человек не может [обходиться] без музыки, музыка же не может не иметь [соответствующего] выражения. Если не направлять это выражение [музыки] – возникает беспорядок. Ваны-предки питали отвращение к беспорядку в музыке, поэтому они направляли ее, создавая гимны и оды. Благодаря этому звуки музыки смогли доставлять радость и перестали быть непристойными, линия мелодии, количество звуков, их окраска и ритм – все это стало трогать людей и вызывать у них хорошие мысли, исчезла возможность появления порочных настроений. Таков путь ванов-предков в создании музыки. А Мо-цзы выступает против этого! Ну что с ним поделаешь!

 Когда [хорошая] музыка [звучит] в храме предков и ее одинаково внимательно слушают и правители и их министры – это неизбежно приводит к согласию и взаимному уважению. Когда [хорошая] музыка [звучит] на женской половине дома и ее одинаково внимательно слушают и отец, и сын, и младший, и старший брат – это неизбежно приводит к родственному согласию. Когда [хорошая] музыка звучит в сяне, ли, цзу или чжане и ее одинаково внимательно слушают и старые и молодые – это неизбежно приводит к согласию и послушанию. Поэтому в музыке необходимо находить гармонию и с ее помощью определять согласие [звуков]; согласуй инструмент со звуками, украшать ритм, согласуя ритм [инструментов], добиваться красоты [их звучания]. Музыка должна приводить в порядок все изменения. Таков путь ванов-предков в создании музыки. А Мо-цзы выступает против этого! Ну что с ним поделаешь!

 Поэтому, когда слушаешь звуки гимнов и од, твои стремления приобретают широту; когда [в танце] держишь в руках щит и меч и овладеваешь поворотами головы и движениями корпуса – твой облик становится мужественным. Когда [в танце] находишься на своем месте и согласуешь [движения] с ритмом – выравниваются ряды, а движения танца получают необходимую точность. Поэтому за пределами страны музыка служит целям военных карательных

227

 

походов, внутри страны – целям сплочения и согласия. Когда музыка служит целям военных походов – это неизбежно приводит к повиновению; когда музыка служит целям сплочения и согласия – это неизбежно приводит к послушанию. Музыка – источник великого единения в Поднебесной, основа гармонии!

 Таков путь ванов-предков в создании музыки. А Мо-цзы выступает против этого! Ну что с ним поделаешь!

 Для ванов-предков музыка была средством выражения радости, армия и секира – средством выражения гнева. В радости и гневе ваны-предки всегда добивались соответствия! Поэтому радость приносила в Поднебесную согласие, гнев – устрашал непокорных. Путь ванов-предков – это высшая точка правильного соблюдения ритуала и любви к хорошей музыке! А Мо-цзы выступает против этого! Поэтому я говорю: в вопросе [выбора] пути Мо-цзы походит [как] на слепого, который [не в состоянии отличить] белое от черного, [так и] на глухого, который [не в состоянии отличить] чистый звук от фальшивого, и напоминает собой человека, стремящегося попасть в Чу2, но идущего на север.

 Музыка, звуки глубоко проникают в [сознание] человека, быстро изменяют его; поэтому ваны-предки предусмотрительно делали музыку красивой. Когда музыка гармонична и спокойна – в народе царит согласие и благопристойность. Когда музыка сдержанна и мужественна, в народе царит единство и порядок. Когда народ пребывает в согласии и единстве, армия сильна, стены крепки и враг не смеет подступить [к Поднебесной]. И весь народ тогда спокойно живет на своем месте, доволен родиной и своими правителями. В результате слава [Поднебесной] гремит, [ее] величие сияет, а народы всех четырех морей желают видеть [ее монарха] своим правителем. Таковы начала деятельности [совершенного] вана.

 Когда музыка пуста и порочна – народ распущен и ленив, дик и [достоин] презрения. Когда народ распущен и ленив – возникают беспорядки; когда народ дик и [достоин] презрения – возникают споры. Если же возникают беспорядки и споры – слабеет армия, становятся хрупкими стены и враг угрожает [Поднебесной]. В этом случае народ не живет спокойно на своем месте, недоволен родиной и своими правителями. Поэтому если отбросить ритуал и [хорошую] музыку, возникнут порочные звуки, а вслед за этим и возможность быть покоренными и опозоренными. Поэтому ваны-предки ценили ритуал и хорошую музыку и презирали непристойную музыку. В разделе об обязанностях чиновников3 [я] говорил: совершенствовать законы и приказы, исследовать песню за песней, запретить непристойную музыку и, следуя времени, совершенствовать ее, благодаря чему вульгарная и порочная музыка варваров

228

 

не сможет внести беспорядок в хорошую музыку, – таковы [задачи] деятельности великого наставника.

 Мо-цзы говорит: «Музыка – это то, что отрицают мудрые ваны и утверждают конфуцианцы. В этом и состоит ошибка конфуцианцев». Совершенный человек придерживается иной точки зрения: музыка – источник радости мудрых людей, она способна вызывать в народе хорошие мысли, она глубоко проникает в его [сознание] и легко изменяет нравы и обычаи. Поэтому ваны-предки руководили народом с помощью ритуала и музыки и народ пребывал в мире и согласии.

 Когда любовь и ненависть народа не находят своего [правильного] выражения в радости и гневе – возникает беспорядок. Ваны-предки питали отвращение к беспорядку, поэтому они совершенствовали свои поступки, исправляли музыку, и в Поднебесной царило послушание. Поэтому [вид] траурной одежды, звуки плача – все это заставляет страдать разум человека. Латы и шлем, пение в [военном] строю – все это делает разум человека мужественным. Соблазнительный вид, [вульгарная] музыка [царств] Чжэн и Вэй делают мысли человека распущенными. Пояс, ритуальная одежда, иньская шапка, исполнение танца шао и музыки у – все это делает мысли человека мужественными. Поэтому совершенный человек не слушает непристойную музыку, не смотрит на распущенных женщин, не произносит неприличных слов – во всем этом он [проявляет] большую осторожность.

 Когда порочные звуки трогают человека – рождается стремление идти наперекор; когда это стремление находит свое воплощение – возникают беспорядки. Когда же людей трогают хорошие звуки – рождается стремление к послушанию; когда это стремление находит свое воплощение, возникает порядок. Пение и его результаты соответствуют друг другу: пение порождает [либо] хорошее, [либо] плохое. Поэтому совершенный человек осторожен в том, [какую музыку] отбросить и [какую] – принять.

 Совершенный человек [игрой на] гонге и барабане направляет [свои]' стремления, [игрой на] лютне – доставляет радость [своему] сердцу; [в танце] он действует, [держа в руках] щит и секиру, он украшает [себя] перьями и коровьими хвостами, аккомпанирует [танцующим] на каменном гонге и свирели. Поэтому [сердце] его ясно, как небо, его [стремления] широки, как земля, его наклоны и повороты корпуса похожи на четыре времени года 5. Отсюда видно, что, когда находит распространение [хорошая] музыка, стремления [людей] чисты, когда совершенствуется ритуал – добродетель торжествует, слух [людей] становится чутким, а зрение – острым, их нрав приходит в спокойное состояние, легко изменяются

229

 

привычки и обычаи, в Поднебесной царит мир, прекрасное и хорошее, взаимно развиваясь, доставляют [людям] радость. Поэтому [я] говорю: музыка – источник радости. Но совершенный человек радуется, когда он достигает правильного пути, ничтожный же человек радуется, когда он добивается [исполнения] всех своих желаний. Когда правильный путь ограничивает желания, это приводит к радости и не вызывает беспорядка, когда же, стремясь к осуществлению своих желаний, забывают о правильном пути, это приводит к несчастьям и не доставляет [людям] радости. Поэтому музыка направляет [человека] в радости, металлические, каменные, струнные и бамбуковые [музыкальные инструменты] направляют [человека] в добродетели. Когда распространяется [хорошая] музыка, народ стремится [встать] на правильный путь. Отсюда видно, что музыка – это высшее средство совершенствования людей! А Мо-цзы выступает против музыки!

 Музыка – это то, чему нужно следовать и что нельзя изменять, ритуал – это то, что нужно соблюдать и что нельзя изменять. Музыка соединяет одинаковое, ритуал разъединяет отличное. Единство музыки и ритуала [неизбежно] входит в сознание людей. Глубоко исследовать сущность [вещей] и по мере возможности изменять [их] – такова роль музыки! Поощрять честность и отметать ложь – такова сущность ритуала. А Мо-цзы выступает против этого! Потому он и понес наказание. Просвещенные монархи уже умерли, и некому было исправить [его взгляды]. Когда глупец берется изучать [их], он лишь вредит себе! Совершенный человек понимает [значение] музыки – это и составляет его добродетель. Когда творят произвол и порочат хорошее – это значит, что совершенного человека не слушают. Как все это печально! [Совершенный человек] не может добиться успеха! Хотя его ученики и усердно изучают [музыку], они все равно ничего не могут достигнуть.

 Признаки хорошей музыки [таковы]: громко звучит барабан, мощно [льются] звуки колокола, резко прерываемые ударами в каменный гонг, строго и [вместе с тем] мягко звучит свирель, безудержно льются [трели] флейты, широко звучит окарина, весело – гусли, нежно и мягко – лютня; пение совершенно по своей чистоте, танцы походят на законы природы; барабан – господин музыки! Поэтому барабан [можно] сравнить с небом, колокол – с землей, каменный гонг –- с водой, свирель и флейту – со звездами, солнцем и луной, барабанчик, било, фугэ и палочки – с вещами. Как познать смысл танцев? Отвечаю: [танцующий] сам себя не видит и не слышит, тем не менее его наклоны головы и корпуса, движения вперед или назад, темп танца – все это строго определенно, он добивается полного ритмического соответствия наклонов

230

 

головы со звуками колокола и барабана и не допускает движений, которые не согласуются [с этим ритмом]. Это – результат правильного следования в танце желаниям всех танцующих!

 Когда я вижу [соблюдение ритуала] при угощении в округе, я знаю, что и путь государя в воспитании [людей] легок. Хозяин лично приглашает лишь [главного] гостя и его сопровождающих, все же остальные, [мелкие] гости приходят вместе с ним сами. Когда [приглашенные] доходят до ворот [дома хозяина], тот поклоном приветствует [главного] гостя и его сопровождающих, а все остальные гости входят [в ворота] без приветствия хозяина. В этом – различие в церемониале между знатными и презираемыми [людьми]. [Приглашая гостя в дом, хозяин] отвешивает ему три поклона – так они доходят до порога. После троекратного взаимного приглашения войти в дом первым гость переступает порог. Хозяин поклоном благодарит его за посещение и подносит вино, которое гость выпивает за здоровье хозяина. Таково полное соблюдение правил вежливости; они не распространяются полностью на сопровождающих. Что же касается остальных гостей, то, войдя в дом, они принимают вино, капают его на пол6 и выпивают стоя, не предлагая тоста за здоровье хозяина, после чего удаляются. Таково различие в церемониале между благородными и низкими [людьми]! [Затем] в дом входит [музыкальный] распорядитель [с певцами], [которые] исполняют три песни. Хозяин преподносит им [вино]. Во двор входят [музыканты со] свирелями и исполняют [перед домом] три номера. Хозяин также преподносит им вино. Затем следуют еще три номера, где певцы и музыканты сменяют друг друга. Наконец, певцы и музыканты трижды выступают все вместе. Музыкальный распорядитель объявляет об окончании концерта и уходит. Двое мелких служащих [хозяина] преподносят [гостю и его сопровождающим] кубки [с вином], и только тогда в свои права вступает распорядитель приема. Вот что значит провести прием тепло, радостно и пристойно. Гость пьет за здоровье хозяина, хозяин – за здоровье сопровождающих гостя, сопровождающие – за здоровье мелких гостей, молодые и старые [располагаются] согласно возрасту, на последнем месте – слуги хозяина. Вот что значит проявить на приеме почтительность к старшим и в то же время не забыть никого! Те, кто раньше ушел, сняв обувь, входят в дом, садятся, и им без счета подносят кубки с вином. Согласно правилам приемы не должны мешать делам – ни утром, ни вечером. Когда гость уходит, хозяин с поклоном провожает его – правила приличия соблюдаются до конца! Вот что значит провести прием спокойно и не вызвать беспорядка. Различать знатных и презираемых, благородных и низких, [проявлять] теплоту, радость и не

231

 

быть распущенным, почитать старших и [в то же время] не забывать никого – всего этого достаточно для самоисправления и спокойствия в государстве. Когда во всех государствах спокойно, мир царит и в Поднебесной. Поэтому я говорю; когда я вижу [соблюдение ритуала] при угощении в округе, я знаю, что и путь государя в воспитании [людей] легок.

 Признаки эпохи смуты и беспорядка [таковы]: [люди] носят роскошные одежды, мужчины прихорашиваются, как женщины, нравы распущенны, [люди] стремятся [лишь] к наживе, их действия беспорядочны, а звуки и музыка – непристойны; люди не соблюдают правил приличия и стремятся лишь к внешней красоте; в поддержании своего существования они не соблюдают порядка; при похоронах [близких] допускают непочтительность и проявляют скупость; люди презирают ритуал и чувство долга ч ценят лишь чрезмерную смелость; когда они бедны, они грабят [других], когда богаты – притесняют [окружающих]. В эпоху мира и порядка все обстоит как раз наоборот!

 

Глава XXI ОСВОБОДИТЬСЯ ОТ ЗАБЛУЖДЕНИИ (ЦЗЕ БИ)

 Люди обычно страдают от заблуждений, [вызываемых] однобоким рассмотрением [явлений], при котором они не имеют [полного] представления об их сущности. Если покончить с односторонностью, то можно снова встать на обычный правильный путь. Если же [допустить, чтобы] одна сторона приравнивалась к целому и ставилась на его место, – возникнет путаница.

 Поднебесная не может иметь двух правильных путей, совершенномудрый не может иметь двух [способов] мышления. Однако сейчас чжухоу управляют страной каждый по-своему, сто школ имеют свое, отличное от другого учение. Среди этих [методов] правления и учений непременно одни правильны, другие неправильны, одни приводят к порядку, другие – к смуте. Если обратиться к сокровенным думам и желаниям всех тех правителей, которые приводят свою страну к смуте, и всех тех ученых, которые вносят путаницу в учение, то среди них нет ни одного, кто не стремился бы к правильному пути и не пытался бы сделать этот правильный путь основой своих собственных действий. Однако они пристрастно относятся к [выбору] правильного пути и потому заблуждаются, в результате этого другие люди, воспользовавшись близкими их сердцу

232

 

желаниями, совращают их. Они [односторонне] цепляются за то, к чему привыкли, и боятся услышать от других, что эти привычки плохи; они пристрастно относятся к другим путям, подходя к ним со своих личных позиций, и боятся услышать о преимуществах других путей. Поэтому их путь расходится с путем порядка, но они считают себя правыми и не желают остановиться. Разве это не^на-чит заблуждаться, однобоко рассматривая [явления], и утратить правильные стремления?! Если не подчинить {этому стремлению] мышление, тогда глаза не отличат белое от черного, хотя оно и будет находиться прямо перед тобой; уши не услышат громких звуков барабана, хотя они и будут звучать рядом; что же тогда говорить о [человеке, который] заблуждается?! Человека, вставшего на правильный путь, наверху порицают правители, приведшие свою страну к смуте, внизу – ученые, внесшие путаницу в [то или иное] учение. Разве это не больно видеть?

 Что может быть названо заблуждением? [Ограничиваться лишь] желаниями есть заблуждение, [ограничиваться лишь] ненавистью – заблуждение, (видеть лишь] начало вещей – заблуждение, [видеть лишь] их конец – заблуждение, [видеть лишь] далекое – заблуждение, |[видеть лишь] близкое – заблуждение, [исходить лишь из] обширности – заблуждение, [видеть лишь] скудость – заблуждение, [углубляться лишь] в древность – заблуждение, жить [только] настоящим – заблуждение. Все вещи отличаются друг от друга, и поэтому [при взгляде на них по отдельности] непременно возникают заблуждения. Это – общая болезнь в мышлении людей!

 Среди правителей прошлого заблуждениями страдали Цзе в [эпоху] Ся и Чжоу в [эпоху] Инь. Цзе был пристрастен к Мо Си2 и Сы Гуаню 3 и не видел [верности] Гуань Лун-фэна 4, поэтому он привел в заблуждение свой разум и в беспорядок – действия. Чжоу был пристрастен к Дай Цзи5 и Фэй Ляню6 и не видел [верности] Вэй Цзы-ци7, поэтому он привел в заблуждение свой разум и в беспорядок – действия. В результате многие министры утратили верность и стали соблюдать [лишь свои] личные интересы, а простые люди стали осуждать [монарха] и перестали ему служить. Мудрые и достойные люди оставили свои дома и скрылись. Вот в чем причина того, что [Чжоу] потерял земли всех девяти округов и привел в запустение страну, {где стоит] храм его предков..

 Цзе умер в Тиншане, голова Чжоу повисла на [древке] красного знамени. Сами они не могли знать {заранее] о подобном конце, а другие [вовремя] не предостерегли их. Вот к какому несчастью приводят заблуждения, когда они преграждают путь [сердцу]!

 Чэн Тан8 понял [истинный смысл поступков] Цзе [в эпоху Ся]; поэтому он овладел своим сердцем и тщательно воспитал его, в

233

 

результате Чэн Тан смог долго использовать И Иня9 и сам не сошел с правильного пути. Вот почему Чэн Тан смог заменить [правителей династии] Ся, стать ваном [в Поднебесной] и наследовать территорию в девять округов! Вэнь-ван10 постиг [истинный смысл поступков] Чжоу [в эпоху Инь]; поэтому он овладел своим сердцем и тщательно воспитал его. В результате Вэнь-ван смог долго использовать Люй Вана и сам не сошел с правильного пути. Вот почему Вэнь-ван смог заменить [правителей династии] Инь, стать ваном [в Поднебесной] и наследовать территорию в девять округов! Нет ни одного далекого уголка, откуда не присылали бы даров этим правителям! Поэтому глаза Чэн Тана и Вэнь-вана пересмотрели все цвета, уши – переслушали все звуки, рот – перепробовал все вкусы, тело – находилось во всех дворцах, имена – получили все [почетные] прозвища; при жизни их воспевала вся Поднебесная, после смерти – оплакивали люди [на берегах] четырех морей! Вот что называется высшей точкой процветания! В «Ши цзин» говорится:

Пара фениксов влюбленных

Танец счастья свой танцует.

Крылья их, как щит, простерты,

Крик – свирель напоминает.

Вместе и самец и самка!

Видя радость птиц прекрасных,

Император сам ликует 12.

 Вот к какому счастью приводит разум, когда он не страдает от заблуждений!

 Среди министров прошлого заблуждениями страдали Тан Ян13 и Си Ци н. Тан Ян пристрастно стремился [лишь] к захвату власти и поэтому прогнал Цзай-цзы. Си Ци пристрастно стремился [лишь] к захвату [высокого поста] в государстве, поэтому он оклеветал Шэнь Шэна №. Тан Ян был казнен в [царстве] Сун, Си Ци был казнен в [царстве] Цзинь. Так, люди, [из которых один] прогнал способного сяна, [другой] – оклеветал почитающего старших младшего брата, сами были казнены как преступники. Но сами они не могли [заранее] знать [о подобном конце]. Вот к какому несчастью приводят заблуждения, когда они преграждают путь [сердцу]! Поэтому людей, которые бы [шли по пути] подлых устремлений, предательства, борьбы за власть и не обрекали бы себя тем самым на позор и гибель, еще не было ни в древние времена, ни сейчас. Бао Шу, Нин Ци, Си Пэн 1б [отличались] человеколюбием, мудростью и к тому же не [страдали] заблуждениями. Поэтому они смогли поддержать Гуань Чжуна и [добились] одинаковой с Гуань Чжуном известности, равных с ним выгод, богатств и благополучия! Чжао-гун17, Люй Ван [отли-

234

 

чались] человеколюбием, мудростью и к тому же не [страдали] заблуждениями. Поэтому они смогли поддержать Чжоу-гуна и [добились] одинаковой с Чжоу-гуном известности, равных с ним выгод, богатств и благополучия. Предание по этому поводу гласит: «Тот, кто замечает [и привлекает] талантливых людей, [сам] может быть назван мудрым; тот, кто помогает талантливым людям, [сам] может быть назван способным. Тот, кто упорно стремится [привлекать талантливых людей и помогать им], кто неуклонен в этом стремлении, тому обеспечено счастье на долгие годы». Вот к какому счастью приводит [сердце], когда оно не страдает от заблуждений!

 Среди ученых – гостей чжухоу18 заблуждениями страдали те, кто вносил путаницу в [ту или иную] школу. Мо-цзы видел лишь использование [вещей] и не знал культурности19; Сун-цзы видел лишь желание [малого] и не знал [стремления] получать20; Шэнь [Дао] видел лишь законы и не знал мудрости21. Шэнь [Бу-хай] видел лишь силу и не знал мудрости22. Хуй-цзы видел лишь слова и не знал фактов23; Чжуан-цзы видел лишь небо и не знал [человеческой] деятельности24. Поэтому, если исходить из использования [вещей] и называть это [полным выражением] дао26, тогда дао целиком превратится в стремление к выгоде! Если исходить из желания [малого] и называть это [полным выражением] дао, тогда дао целиком превратится в стремление удовлетворять [лишь свои желания] . Если исходить из законов и называть это [полным выражением] дао, тогда дао целиком превратится в свод [правил и законов] ! Если исходить из силы и называть это [полным выражением] дао, тогда дао целиком превратится в свободу действий [тех, на чьей стороне сила]! Если исходить из [одних лишь] слов и называть это [полным выражением] дао, тогда дао целиком превратится в споры! Если исходить из неба и называть это [полным выражением] дао, тогда дао целиком превратится в стремление [во всем] полагаться [лишь на небо]. Все эти учения на самом деле выражают [всего лишь] одну сторону дао. Дао – это то, что в своей сущности постоянно и [в то же время] полностью изменяется; любая одна сторона [дао] не может заменить зсего [дао]. Те люди, кто однобоко познает [вещи], видят лишь одну сторону [дао] и не в состоянии познать [его целиком]. [Однако] сами они считают, что этого достаточно, и [тем самым] приукрашивают [свои знания]. В результате же они [не только] вносят смуту в свое [сердце], [но и] вводят в заблуждение других людей! Те, кто наверху, вводят в заблуждение тех, кто внизу, и те, кто внизу, вводят в заблуждение тех, кто наверху, – вот к какому несчастью приводят заблуждения, когда они преграждают путь [сердцу].

Кун-цзы [отличался] человеколюбием, мудростью и к тому же

235

 

не [страдал] от заблуждений; поэтому он изучил различные пути управления [страной], смог стать в один ряд с ванами-предками. [Только] одна [его] школа обрела [знание] всеобщего правильного пути и смогла применить его. Это [произошло потому], что он не был введен в заблуждение привычками своего времени. Поэтому в своей добродетельности Кун-цзы равен Чжоу-гуну26, его слава равна славе трех ванов 27. Вот к какому счастью приводит [сердце], когда оно не страдает от заблуждений.

 Совершенномудрый знает болезни мышления, видит несчастья, к которым приводит [сердце], когда путь ему преграждают заблуждения; поэтому он не [страдает такими видами заблуждений, как пристрастие к] желаниям или ненависти, началу или концу, близкому или далекому, широте или скудости, уходу .в древность или жизни только в настоящем; он расставляет все вещи [по порядку] и надлежащим образом оценивает их. Поэтому различия множества вещей не вводят его в заблуждения, благодаря чему не нарушаются их соотношения.

 Что [позволяет] оценивать [вещи]? Отвечаю: дао. Поэтому сердце не может не знать дао. Если же сердце не знает дао, тогда оно может не считать приемлемым правильный путь, а, наоборот, может считать приемлемым неправильный путь. Если дать человеку свободу в осуществлении его желаний, то кто же тогда захочет настаивать на том, что он считает неприемлемым, и запрещать [делать то], что он считает приемлемым? Если при отборе людей считать неприемлемым правильный путь, это непременно будет соответствовать желаниям людей, идущих по неправильному пути, и не соответствовать желаниям людей, ставших на правильный путь. Когда правильный путь считают неприемлемым, но [в то же время] вместе с тем, кто идет по неправильному пути, критикуют людей, вставших на правильный путь, – это и есть источник беспорядка! Как же тогда узнать [правильный путь]?!

 Поэтому говорю: когда [сердце] познает дао, только после этого можно правильно определить свой путь; правильно определив свой путь, можно настаивать [именно на этом] пути и выступать против [другого], неправильного пути. Если при отборе людей считать приемлемым правильный путь, это будет соответствовать желаниям людей, вставших на правильный путь, и не будет соответствовать желаниям людей, сошедших с этого пути. Когда в мыслях правильный путь считают приемлемым и вместе с людьми, вставшими на правильный путь, критикуют людей, сошедших с этого пути, – это и есть основа порядка! К чему тогда опасаться, что не узнаешь дао?! Поэтому основа порядка [в государстве] – в познании дао. Каким образом люди познают дао? Отвечаю: с помощью сердца. 236

 

Каким путем сердце познает [дао]? Отвечаю: С помощью «пустоты», «сосредоточенности» и «покоя». Сердце постоянно накапливает [знания], и все же оно обладает тем, что называют «пустотой». Сердце постоянно раздваивается, и все же оно обладает тем, что называют «сосредоточенностью». Сердце постоянно находится в действии, и все же оно обладает тем, что называют «покоем». Человек от рождения наделен способностью познавать; быть способным познавать [вещи] – значит запоминать их, а запоминать – значит откладывать [в сердце]. И однако [сердце] обладает тем, что называют «пустотой». Когда [знания], уже накопленные сердцем, не мешают дальнейшему восприятию [вещей] – это и называется пустотой. Сердце [человека] от рождения наделено способностью познавать. Быть способным познавать [вещи] – значит [уметь] различать их. Различать [вещи] – значит одновременно познавать несколько [вещей]. Одновременно познавать4 вещи – значит раздваиваться. И, однако, [сердце] обладает тем, что называют «сосредоточенностью». Когда [познание] одной [вещи] не мешает [познанию] другой – это, [собственно], и называется «сосредоточенностью». Когда [человек] спит, сердце [приносит ему] сны; когда [человек] бодрствует, сердце начинает свободно действовать; если заставить служить себе сердце, оно будет размышлять. Поэтому сердце постоянно находится в действии, и, однако, оно обладает тем, что называют «покоем». Когда сновидения и мелкие заботы не мешают [сердцу] познавать – это называется покоем. Тому, кто пока еще не встал на правильный путь, но стремится к этому, нужно разъяснять смысл [понятий] «пустота», «сосредоточенность» и «покой». Чтобы осуществить это, нужно: добиться такой «пустоты», какой обладает тот, кто стремится х правильному пути, – тогда можно постигнуть смысл [правильного пути]; добиться «сосредоточенности», которой обладает тот, кто идет по правильному пути, – тогда можно всесторонне познать [вещи]; добиться «покоя», которым обладает тот, кто размышляет над правильным путем,– тогда можно обрести способность глубоко проникать [в сущность вещей]. Познать дао – это значит, размышляя, глубоко вникнуть [в его сущность] и, действуя, претворить в жизнь. «Пустота», «сосредоточенность» и «покой» приводят [человека] к великой ясности и мудрости.

 Среди вещей нет таких, которые имели бы тело и были бы невидимы, были бы видимы и о них ничего нельзя было бы сказать; [среди вещей нет таких], о которых можно говорить и они утратили бы [присущее им] место. Сидя в комнате, видеть [просторы] четырех морей; находясь в настоящем, говорить о далеком прошлом и будущем; наблюдая вещи, знать их состояние; рассматри-

237

 

вая и исследуя [эпохи] порядка и смуты, понимать периоды [истории], привести в порядок небо и землю и тем самым управлять вещами; подчинить себе великую сущность [природы] – и тогда Вселенная придет в систему! Когда [человек] беспредельно широк, кто тогда может знать его пределы?! Когда он необычайно великодушен, кто тогда может знать [всю силу] его добродетельности?! Когда он подвижен и постоянно меняется, кто тогда может знать его состояние?! Его блеск озаряет [землю] наравне с блеском солнца и луны, его величие проникает во все стороны [Поднебесной], такой человек называется великим человеком. Могут ли у него быть заблуждения?!

 Сердце – господин тела и повелитель мудрости. Оно отдает приказы [телу], а не принимает их: оно само запрещает, заставляет двигаться, захватывать, брать, действовать и останавливаться. Поэтому уста можно заставить замолчать или говорить; тело можно заставить согнуться или выпрямиться; сердце же нельзя запугать и заставить изменить свое намерение. Сердце принимает то, что оно считает правильным, и отвергает то, что оно считает неправильным. Поэтому говорю: состояние сердца таково: когда сердце выбирает – его ничто не сдерживает и оно непременно проявляет себя; [хотя] то, что оно вбирает в себя, сложно и обширно, однако высшая сосредоточенность не позволяет ему отвлекаться. В «Ши цзин» сказано:

Хожу, собираю грибы я,

Грибы, что зовут цзюаньэр.

Хоть мелкую взял я корзину,

А все не наполню никак.

Увы! Полон дум беспокойных

О мудром одном человеке:

Хочу, чтобы место он занял

Среди управителей царских2е.

 Мелкую корзину легко наполнить [грибами], а грибы цзюаньэр легко собирать, – дело не в этом: нельзя, [собирая грибы], отвлекаться [и думать об] устройстве кого-то при дворе. Поэтому говорю: если сердце [походит на] ветви дерева, оно не в состоянии познать [вещи]; если сердце пристрастно, оно не может сосредоточиться; когда сердце отвлекается, возникают сомнения и путаница. Если исследовать [вещи], сосредоточив все внимание на дао, тогда все вещи смогут быть познаны.

 Когда человек полностью выполняет свои дела, он прекрасен. Познавая однородные [вещи], нельзя раздваиваться. Поэтому мудрый человек избирает один путь и целеустремленно [следует ему]. Крестьянин все свои силы сосредоточивает на работе в поле, одна-

238

ко он не может быть управителем полей; торговец все свои силы сосредоточивает на торговле, однако он не может быть управителем рынка; ремесленник все свои силы сосредоточивает на производстве инструмента, однако он не может быть управителем этого производства. А есть другие люди: они не обладают навыками трех [последних], но им можно позволить управлять и крестьянами, и торговцами, и ремесленниками. Это происходит потому, что они сосредоточили все свое внимание на дао, а не на вещах. Тот, кто все свое внимание сосредоточивает на вещах, способен управлять лишь одной категорией вещей, [в то время как] человек, сосредоточивший все свое внимание на дао, способен одновременно управлять всеми категориями вещей 29. Поэтому совершенный человек всецело сосредоточивается на дао и таким путем исследует вещи. [Кто] всецело сосредоточивается на дао, тот правильно мыслит; кто исследует вещи, [исходя из дао, тот] прозорлив в делах; когда мыслят правильно и поступают согласно этим мыслям, все вещи служат [человеку] каждая на своем месте. В прошлые времена Юй, управляя Поднебесной, не оповещал о делах в указах, однако все они завершались успехом. Юй 7был целеустремлен и проявлял большую осторожность, поэтому со всех сторон его окружала слава! Он обладал скрытым стремлением постоянно совершенствовать свою целеустремленность и достиг здесь славы, хотя [сам и] не осознавал этого. Поэтому в Дао цзин30 говорится: «Осторожность, которую человек [проявляет] в мыслях, и есть та скрытность, которая соответствует правильному мышлению». Однако осторожность и скрытность может обнаружить и познать лишь совершенномудрый человек!

 Поэтому сердце человека можно сравнить с водой в миске: когда вода находится в миске в горизонтальном положении без движения, грязь оседает, а чистая вода оказывается наверху; таким образом в этой воде можно увидеть усы и брови, в ней можно увидеть [даже] узоры на коже! Но когда на воду з миске подует слабый ветер, грязь на дне приходит в движение и чистая вода наверху делается мутной. В такой воде не различишь точные очертания [предметов]. Таково и сердце человека. Если направлять его с помощью принципов, воспитывать при помощи спокойствия, тогда вещи не смогут увести его в сторону [от правильного пути]. В этом случае сердце [человека] может определить, что правильно и что неправильно, и распознать сомнительные [вещи]. Если же сердце уводят за собой ничтожные вещи, тогда под их воздействием предметы изменяют для него свой правильный вид, а вслед за этим внутри искажаются и мысли. В этом случае сердце не в состоянии определить даже простой истины.

239

 

 Поэтому людей, любящих письменность, было много, но имя одного лишь Цан Се31 передается из поколения в поколение [как мастера этого дела]: объясняется это тем, что он был сосредоточен. Людей, любящих обрабатывать землю, было много, но имя одного лишь Хоу Цзи32 передается из поколения в .поколение [как мастера этого дела]: объясняется это тем, что он был сосредоточен. Людей, любящих музыку, было много, но имя одного лишь Куя33 передается из поколения в поколение [как мастера этого дела]: объясняется это тем, что он был сосредоточен. Людей, любящих соблюдать долг, было много, но имя одного лишь Юя передается из поколения в поколение [как пример соблюдения долга]: объясняется это тем, что он был сосредоточен. Чуй создал лук, Фу Ю [И Моу?] изобрел стрелы, между тем как искусным в стрельбе [из лука] был И; Си Чжун построил колесницу, Чэнь Ду смастерил упряжку, между тем как искусным кучером был Цзао Фу. С древних времен и до настоящего времени – никогда не было так, чтобы человек раздваивался и был искусным [в двух делах сразу]. Цзэн-цзы 34 говорил: «Если человек, сидя в комнате, думает о том, как бы поймать мышь, разве сможет он в это время петь со мной вместе?»

 В пещере жил [когда-то] человек по имени Цзи. Он был искусен в отгадывании {непонятного], добиваясь этого любовью к размышлению. Но когда он испытывал желание слышать и видеть – это нарушало [ход] его мыслей; когда он слышал писк комаров и жужжание оводов – это губило его умение {мыслить]. Поэтому он отбрасывал желание слышать и видеть, уходил подальше от писка комаров и жужжания оводов, жил в тишине и спокойно размышлял – тогда его способность мыслить становилась совершенной. Может ли [человек], таким образом размышляющий о человеколюбии, быть назван [обладающим] тонким [искусством мыслить]? Мэн-цзы, не желая быть опозоренным, прогнал свою жену; это может быть названо способностью заставить себя [что-то делать], [но не умением мыслить]. Ю-цзы35 не любил спать и поэтому жег себе ладонь; это может быть названо способностью терпеть, но это не значит любить [мыслить]. Когда [человек] отбрасывает желание слышать и видеть и [уходит подальше от] писка комаров и жужжания оводов, [которое губит его умение размышлять], – это может быть названо беспокойством, но не может быть названо [искусством] тонко [мыслить]. [Лишь] совершенный человек обладает [искусством] тонко [мыслить]. Зачем ему «заставлять себя» быть «терпеливым» и «беспокойным»? Поэтому грязь блестит снаружи, а чистота – изнутри.

 Мудрец следует своим желаниям и полностью удовлетворяет свои чувства, контролируя их с помощью [правильных] принципов. Зачем ему «заставлять себя» быть «терпеливым» и «беспокойным»?

240

 

Поэтому, когда гуманный человек осуществляет правильный путь, он [делает это] без усилий; когда мудрец осуществляет правильный путь, он [делает это] без принуждения. В своих мыслях гуманный человек почтителен, а мудрец – радостен. Таков путь управления разумом!

 Если, наблюдая вещи, [человек] страдает ограниченностью, то его сердце не может определять их {правильно]; в этом случае [познание] внешних вещей не может быть ясным. Когда мои мысли не ясны, я не могу определить, правильно [это] или нет. Когда человек в темноте идет по дороге и видит лежащий поперек дороги камень, он принимает его за лежащего тигра, а деревья или лес ему кажутся стоящими у него за спиной людьми. Это значит, что темнота одурманила его [способность] различать [вещи]. Пьяный человек может захотеть перепрыгнуть ров [шириною] в сто шагов, поскольку он кажется ему маленькой канавкой [шириною] в полшага; он проходит через городские ворота, наклонив голову, поскольку они кажутся ему маленькими дверцами. Это происходит потому, что вино привело в беспорядок его дух. Если придавить пальцами глаза и так смотреть [на вещи], то один предмет покажется двумя. Если прикрыть рукой уши и так слушать, то тишина покажется человеку шумом. Все это происходит потому, что человек своими действиями нарушил [работу] органов чувств.

 Поэтому, если с горы смотреть вниз на корову, она покажется бараном, однако человек, ищущий барана, не пойдет к подножию, чтобы увести эту корову. Это происходит потому, что он понимает, что расстояние искажает величину [вещей]. Если с подножия горы смотреть вверх на деревья, [растущие на горе], то деревья высотой в десять жэней покажутся величиною с палочку для еды, однако человек, ищущий палочки для еды, не поднимется на гору, чтобы сломать эти деревья. Это происходит потому, [что он понимает], что высота может исказить величину деревьев! Если вода придет в движение, то [вслед за этим] заколеблются и отражения в воде, однако человек отнюдь не будет судить по ним о красоте самих [вещей]. Это происходит потому, [что он понимает], что вода может ввести его в заблуждение. Подняв голову, слепой все равно не увидит звезд [на небе], однако люди отнюдь не будут решать вопрос о том, есть или нет [звезды на небе], исходя из его наблюдений». Это происходит потому, что человек [знает, что] слепой своими глазами может ввести лишь в заблуждение. Если предположить, что найдется человек, который возьмется определять вещи при [перечисленных выше] обстоятельствах, это будет тупица из тупиц! При определении вещей тупицы решают вопрос о сомнительных вещах, будучи сами ограниченными, в таком случае решение будет обязательно

241

 

неправильным. А если они решают неправильно, то разве здесь можно обойтись без ошибки?!

 К югу от устья [реки] Ся[шуй] жил человек по имени Цзюань Чу-лян. Он был глупец, да к тому же большой трус. [Однажды] в светлую лунную [ночь] он шел по дороге. Посмотрев вниз, он увидел собственную тень и решил, что это лежащее [на земле] привидение. Посмотрев вверх, он увидел собственные волосы и решил, что это стоящий оборотень. Повернувшись, он [пустился] бежать. Когда он добежал до дому, то совсем потерял присутствие духа и от страха умер. Разве это не печально? Обычные люди [верят] в существование нечистой силы тогда, когда [мысли их] находятся в смятении, а [в глазах] мерещится. Именно в этот момент человек несуществующее принимает за существующее, а существующее принимает за несуществующее. Вот так он и определяет явления! Поэтому, когда [человек], страдая от сырости и заболев параличом, бьет в барабан и [приносит в жертву зажаренного поросенка], он терпит [лишь] убыток: портит барабан и лишается поросенка, а счастья исцеления так и не получает! Поэтому [тот, кто поступает таким образом] – пусть даже он и не живет к югу от устья [реки] Ся [шуй], – не отличается [от живущего там Цзюань Чу-ляна]!

 Способность познавать [вещи] – врожденное свойство человека; возможность быть познанными – закономерность вещей. Если с помощью свойства человека познавать [вещи] стремиться постигнуть закономерности всех вещей, которые могут быть познаны, и при этом никак не ограничивать это стремление, то за всю жизнь до самой смерти так и не сможешь узнать всего! Если даже какой-либо человек постигнет закономерности бесчисленного множества [вещей], то и тогда в конечном счете он не сможет узнать закономерности всех [вещей] и их изменений и в результате окажется похожим на глупца. И пусть даже он будет изучать [вещи] до глубокой старости и за это время вырастут его дети, он все равно будет походить на глупца, если не поймет [необходимости] отбросить [такой бесполезный метод изучения]. Такие люди [могут быть] названы безрассудными людьми! Поэтому метод учения, по сути дела, состоит в [умении] определить его рамки. Как определить рамки учения? Отвечаю: этими рамками является [изучение того], что составляет высшую степень удовлетворения. Что называется «высшей степенью удовлетворения»? Отвечаю: совершенная мудрость [человека] и совершенство вана. Совершенная мудрость человека – это [умение] полностью постичь принципы [поведения людей], совершенство вана – это [умение] создать совершенный строй. Если обе эти стороны совершенны, тогда они могут служить высшим образцом для Поднебесной! Поэтому в учении за образец нужно брать

242

 

совершенномудрых ванов, а отсюда в законах следовать системе правления совершенномудрых ванов, перенять их законы и тем самым получить общий свод законов. Поступая таким образом, непременно станешь похожим на совершенномудрого вана.

 Тот, кто стремится следовать этому [образцу] и прилагает [для этого] усилия, – тот образованный чиновник; тот, кто [сам] походит на этот [образец] и приближается к нему, – тот совершенный человек; тот, кто познал этот образец, – тот мудрец. Поэтому, если кто-либо обладает знаниями, но «е использует их для того, чтобы размышлять об этом [образце], он [может быть] назван трусом; если кто-либо смел, но не использует эту смелость для того, чтобы отстаивать этот [образец], он [может быть] назван предателем; если кто-либо обладает способностью тонко исследовать [вещи], но не использует эту способность для того, чтобы анализировать этот [образец], он [может быть] назван узурпатором; если кто-либо обладает многими способностями, но не использует их для того, чтобы совершенствовать и распространять этот [образец], он [может быть] назван искусным [обманщиком]; если кто-либо обладает красноречием и находчивостью, но не использует эти качества для того, чтобы разъяснять [другим] этот [образец], он [может быть] назван болтуном. Предание гласит: «В Поднебесной есть две [стороны: истинное и ложное]; по ложному различают истинное, по истинному – ложное». Это значит, что [истинное должно] соответствовать режиму [совершенного] вана, а [ложное] не соответствует ему. Когда [люди] в Поднебесной не делают этот образец [мерилом] высшей степени правильного пути, разве возможно тогда различить истинное и ложное и определить, что справедливо, а что несправедливо? Когда отрицают [необходимость] различать истинное и ложное, определять, что справедливо и что несправедливо, различать порядок и смуту, совершенствовать поступки людей, когда [считают], что, хотя бы даже и было возможным сделать все это, это не принесет пользы людям, так же как и невозможность сделать это не принесет им вреда, [подобные взгляды] приводят лишь к появлению странных учений, к игре словами, что вызывает взаимное смятение. [Подобные взгляды] приводят к тому, что другим затыкают рот, а сами говорят без умолку, сами бесстыдны и терпят поношения [других], не следуют правильному [пути] и позволяют себе распущенность, ведут безрассудные споры и стремятся [лишь] к личной выгоде. [Отсюда возникает и] нежелание уступать, неуважение к ритуалу и нормам [приличия], [отсюда возникает] стремление вытеснить друг друга. Таковы были речи распущенных людей эпохи смуты! Однако больше половины из тех, кто проповедует сейчас в Поднебесной свои учения, именно таковы!

243

 

Предание об этом говорит следующее: «Совершенный человек презирает людей, которые анализируют слова [лишь] для того, чтобы показать [свою способность к] тонкому исследованию, и говорят о вещах [лишь] для того, чтобы поспорить. Совершенный человек презирает также и тех, кто [хотя и] обладает обширными знаниями и сильной волей, но не соответствует [в своих поступках] режиму [совершенного] вана».

 Когда [человек что-либо] делает, но успех [этого дела] не приносит ему никакой пользы, когда он [к чему-либо], стремится, но, получив [желаемое], не извлекает [из этого] никакой пользы, когда он [о чем-либо] беспокоится, но эти опасения не приносят ему никакой пользы – во всех этих случаях нужно, не задумываясь, отбросить все эти бесплодные дела, стремления, беспокойства! Нельзя позволить, чтобы они вредили самому себе, чтобы они даже на миг нарушали внутренний покой. Не преклоняться перед прошлым, не скорбеть о будущем и не предаваться беспокойным мыслям! Когда [наступает] подходящий момент, нужно действовать; когда сталкиваешься с вещами, нужно [правильно] соответствовать им; когда возникают дела, нужно заниматься ими. Тогда легко понять, где порядок и где смута, где правильное и где неправильное!

 Чтобы тайна приносила успех, а ее разглашение – поражение, такого не бывает у просвещенных правителей! Чтобы открытое объявление [о предстоящих делах] приносило успех, а скрытое [их ведение] – поражение, такого не бывает у темных правителей! Поэтому, если правители держат в тайне [свои дела], появляются речи, порочащие [достойных людей], а искренние высказывания исчезают. [В этом случае] ничтожных людей приближают, а совершенных людей отдаляют. В «Ши цзин» сказано:

Если темное светлым считают,

То зеленою станет лисица36.

 Это значит, что если наверху мрак, то и внизу [царит] коварство. Если правители открыто объявляют [о своих делах], появляются искренние речи, а высказывания, порочащие [достойных людей], исчезают! [В этом случае] совершенных людей приближают, а ничтожных отдаляют! В «Ши цзин» сказано:

Коль добродетель на земле сияет –

Тогда и небо полыхает светом!37

 Это значит, что если верхи просвещенны, то и низы воспитывают [в себе добродетельность].

Rambler's Top100
Hosted by uCoz