БУДДА ШАКЬЯМУНИ (санскр. Buddha sakyamuni, «пробужденный отшельник из рода Шакьев») — релит, титул основателя буддизма Сиддхартхи Гаутамы (VI- IV вв. до н.э.). Родился возле г. Капилавасту, респ. Шакьев, царстве Кошала, умер в Кушинагаре, респ. Маллов, царстве Магадха. Даты его рождения, пробуждения и смерти (паринирваны) в разных будд, традициях определяются по-разному: со­гласно сингальским «длинным» хроникам, Б.Ш. родился в 624 до н.э. и достиг па­ринирваны в 543 (544) до н.э. (в соответствии с этой датой, официально признан­ной ЮНЕСКО, в 1956 праздновалось 2500-летие буддизма); по версии япон. буд­дистов. опирающейся на «короткие» хроники и поддерживаемой нем. ученым X. Бехертом, Б.Ш. жил с 448 по 368 до н.э. Большинство совр. ученых придержи­ваются датировки ок. 566 по 486 до н.э., опирающейся на др.-греч. свидетельства о коронации Ашоки.

Исторически правдоподобным считается, что будущий Б.Ш. появился на свет в местечке Лумбини. у подножия Гималаев (совр. Непал), в семье, принадлежавшей к сословию воинов (кшатриев). Он женился в 16 лет и обзавелся ребенком, но поз­же, испытав разочарование в светской жизни, в возрасте 29 лет против родитель­ской воли вступил на стезю отшельника и проходил обучение у известных аске­тов своего времени Арады Каламы и Удраки Рамапутры. Первые его попытки до­стичь пробуждения небыли успешными; он создал свое учение и проповедовал его в течение 45 лет. Умер от несварения желудка в возрасте 80 лет. Все эти сведения в большей или в меньшей степени совпадают в будд, источниках разных направ­лений. Хотя буддисты-тхеравадины (см. Тхеравада) считают, что Б.Ш. говорил на шиш, ученые полагают, что его яз. был магадхи (разг. яз. — пракрит, существовав­ший на территории гос-ва Магадха).

В надпиской «Сутта-питаке» (см. Тишпака) жизнь Б.Ш. описывается начиная с момента, когда, достигнув пробуждения (бодхи), он решил проповедовать свое учение. Сутты содержат сведения об обстоятельствах его проповеднической дея­тельности, географии его перемещений по Индии, о его слушателях и собеседни­ках. Б.Ш не был соц. реформатором, не критиковал существующие порядки и не осуждал богатство и бшачей. Считал более важным отказ от привязанности к собственности, чем просто ее отсутствие по бедности. Среди мирских последователей Б.Ш были разбогатевшие куртизанки, торговцы и т.п., делавшие общине дорогие подарки

В более поздней лит-ре появляются полные жизнеописания Б.Ш. Самые извест­ные из них — «Лалита-вистара», «Буддхачарита», «Махавасту», «Нидана-катха», сборники джатак и др. Согласно этим легендам, будущий Б.Ш., прежде чем родить­ся сыном правителя Шакьев, перерождался в общей сложности 550 раз. Наконец бо­ги решили, что ему пришло время воплотиться в человека, к-рый спасет мир, и что это рождение будет последним перед его уходом в нирвану. Мать будущего Будды Майя увидела в пророческом сне, как в ее бок вошел прекрасный белый слон. В мае (месяц весак по инд. календарю) в парке Лумбини, между Капилавасту (сто­лицей Шакьев) и Дэвадахой (совр. Румминдей, Непал), среди деревьев и цветов у нее родился сын. Он появился на свет не так, как все, а выйдя из бока своей матери (в Индии считалось, что великие святые появляются на свет чудесным способом, чтобы избежать страданий, связанных с рождением). 32 знака «великого мужа», об­наруженные у младенца (золотистая кожа, знак колеса на ступне, широкие пятки, сросшиеся брови, длинные пальцы рук, длинные мочки ушей и т.п.), были истол­кованы придворными жрецами как предзнаменование того, что он может стать ли­бо чакравартином, могущественным правителем, устанавливающим на земле пра­ведный порядок, либо великим отшельником. Отец его — Шуддходана, правитель клана Шакьев, видел в сыне своего преемника и желал, естественно, чтобы тот по­шел по первому пути. Однако призванный ко двору по случаю чудесного рождения аскет Асита Девала предсказал ему второй путь.

Царевичу дали имя Сиддхартха («Тот, кто реализовал цель»). Чтобы предсказа­ние аскета не сбылось, царь создал во дворце атмосферу вечного праздника, наде­ясь, что ничто не наведет его отпрыска на мысли о горестях этого мира. Когда царе­вичу исполнилось 16 лет, он женился на своей двоюродной сестре Яшодхаре, через 13 лет она родила ему сына, названного Рахула («Путы»). Тяготясь своим праздным образом жизни, царевич три раза тайно покидал дворец. В первый раз он встретил больного и понял, что в мире есть уродующие человека недуги, во второй раз — старика и понял, что молодость не вечна, в третий — похоронную процессию, на­блюдая к-рую осознал бренность человеческой жизни. По нек-рым версиям, ему встретился еще и отшельник, что навело его на мысль о возможности преодолеть страдания этого мира уединенным и созерцательным образом жизни. Т.о., легенда показывает, что будущему Б.Ш. открылось не только реальное положение вещей, но и выход из него.

Оставив близких и отказавшись от роли правителя, царевич под именем отшель­ника Гаутамы отправился в Раджагриху (совр. Раджгир), столицу Магадхи, прави­тель к-рой Бимбисара, очарованный аристократической внешностью и умом моло­дого отшельника, пригласил его разделить с ним трон. Гаутама вежливо отказался, предпочтя уроки медитации Арады Каламы и Удраки Рамапутры. Однако, овла­дев методами медитации и даже превзойдя в ней своих знаменитых учителей, он так и не испытал духовного пробуждения. Оставался еще один известный и, пожа­луй, самый популярный среди отшельников того времени способ— аскеза. Вместе с пятью др. отшельниками Гаутама предается самому суровому самоограничению, доходит до крайнего истощения, но все равно не обретает желаемый опыт. В ре­зультате этого, уже второго в его жизни экзистенциального кризиса он принимает решение прервать аскезу, что было воспринято его сотоварищами как отказ от ду­ховной практики, и они в гневе покинули его. Гаутама принял из рук деревенской девушки Суджаты немного приготовленного на молоке риса и сразу восстановил свои силы. Вечером он сел под деревом пипал (Ficus religiosa, «дерево Бодхи») и предался медитации. Сначала его искушал Мара, воплощение осн. человеческих пороков. Одолев его, аскет Гаутама вошел в состояние глубокого сосредоточения и в первой половине но­чи постиг все свои прошлые рождения, а во второй — обрел «божественное око»: способность видеть участь всех живых существ в течение бесчисленных перерож­дений. Разрушив омрачения и аффекты, в ночь полнолуния месяца весак в месте к-рое сейчас называется Бодх Гайя, Гаутама пережил высшее духовное пробужде­ние (бодхи) и стал Буддой. Неск. недель он провел в раздумье о разных аспектах от­крытой им Истины—дхармы — и о возможности открыть ее людям. Б.Ш. сомне­вался: смогут ли они понять и принять его учение. Охватив мир «оком просветлен­ного», Б.Ш. узрел, что различие между людьми состоит не в их происхождении, а в уровне их духовного развития (это было принципиальным новшеством, отличав­шим буддизм в древности от брахманизма с его приверженностью социальной и духовной иерархии сословий—варнам).

Приняв решение проповедовать дхарму, Б.Ш. сначала ищет тех, кто может по­нять его учение. Он разыскал отшельников, с к-рыми занимался аскетич. практикой и объявил им, что стал архатом, полностью «пробужденным». Однако они сначала не поверили ему и, только после того как Б.Ш. в отчаянье воскликнул: «Признайте, что я никогда не говорил ничего подобного!», отшельники, зная его честность и искренность, согласились его выслушать. Именно перед ними Б.Ш. (в Исипатане, совр. Сарнатх. там сейчас стоит ступа, возведенная во времена Ашоки) и произно­сит свою первую проповедь о Четырех благородных истинах (чатвари арья сатьяни), получившую назв. «Поворот колеса дхармы». Пять аскетов становятся пер­выми учениками Б.Ш., положив начало сангхе (общине). Проповедническая дея­тельность Б.Ш. длится 45 лет.

Обстоятельства кончины Б.Ш. подробно описаны в «Махапариниббана-сутте». Б.Ш. говорит своему любимому ученику Ананде о том, что он — старый и усталый человек, чей земной путь подходит концу, но при этом намекает, что мог бы при желании продлить свое существование на еще одну кальпу. Ананда упускает мо­мент, чтобы попросить Учителя остаться. Событием, послужившим непосредствен­ной причиной смертельного недуга Б.Ш., было угощение некоего кузнеца Чунды. В текстах это блюдо называется суукара-маддава (свинина). По правилам, существо­вавшим в сангхе времен Б.Ш., монахи должны были есть все, что им подают, даже мясо (хотя им запрещалось просить его, или питаться мясом, специально для них приготовленным). Однако смерть Б.Ш. от употребления в пищу несвежей свинины, хотя ей и пытались придать характер самопожертвования (Б.Ш. попросил Чунду накормить монахов др. пищей, а это сомнительное угощение оставить ему), пло­хо вписывалась в контекст образа Первоучителя. Поэтому последнее блюдо Б.Ш. суукара-маддава получило «вегетарианское» толкование (особые трюфели, излю­бленное кушанье свиней).

В лесу Упаватгана под Кушинагаром умирающий Б.Ш. распорядился, чтобы все похоронные церемонии провели местные жители. Рыдания и иные выражения скорби были, с его т.зр., признаком омраченности, подверженности страстям. Братья-монахи должны были использовать смерть Учителя как уникальный объ­ят медитации, благодаря чему многие из них обрели пробуждение и стали архатами Тело Б.Ш. было кремировано, а его останки (зубы и кости) были распреде­лены между разными будд, общинами тогдашней Индии и стали предметом культа для простых верующих. Монахи же получили в наследство дхарму—особый опыт Б.Ш. N путь к нему.

Жизнеописание Б.Ш. является важным элементом будд, учения. Выводы нек-ры уюта о его «неисторичности» и «мифологичности» (напр., фр. ученый Э. Сенар считал его вариацией на тему солярного мифа) нисколько не умаляют его значе­ния для понимания будд, мысли. Жизнь Б.Ш. призвана была служить иллюстра­цией важнейших положений буддизма о «срединности»: путь между крайностя­ми гедонизма (жизнь во дворце отца) и аскетизма (период жесткого самоограниче­ния), ориентация на практику спасения («прагматизм») и важность личного опы­та («эмпиризм»).

Согласно будд, учению, паринирвана Б.Ш. означала полное его исчезновение из всех планов существования. Однако еще среди ранних будд, общин были такие, в к-рых Б.Ш. пытались представлять некой сверхмирной сущностью (локоттара). С развитием махаяны назревает потребность «воскресить» Б.Ш. Согласно ей, Б.Ш. объявляет, что сказал о своем уходе в паринирвану из педагогич. соображений, что­бы его последователи, рассчитывая на его помощь, не слишком «расслаблялись». На самом деле он вечен и, когда это необходимо, будет появляться в одном из трех сво­их тел. Главным извечным «телом Будды» объявлялась дхарма кая — «Тело Закона», «таковость» (татхата), реальность как она есть, вечно пробужденное сознание. Это высшее Тело может проявлять себя на разных уровнях будд, психокосмоса: на уров­не рупа-дхату и арупа-дхату (мира форм и мира не-форм — разных стадий меди­тации) — как «Тело наслаждения» (самбхога кая), на уровне кама-дхату (мира же­ланий) — как материальное «превращенное Тело» (нирмана кая). Именно «превра­щенным Телом» считают махаянисты исторического Б.Ш. Т.о., эволюция образа Б.Ш. в истории буддизма заключалась не только в обожествлении историч. лично­сти, но и в деперсонализации и абсолютизации религ. опыта этой личности в сим­воле дхармакаи.

Лит.: Андросов В.П. Будда Шакьямунн. М., 2001; Будда. Истории о перерождениях. М., 1991; Жизнь Будды. Новосибирск, 1994; ВагеаиА. Recherches sur la biographie du Buddha. Vol. 1-3. P., 1971-1995; BechertH. The Dating of the Historical Buddha. Vol. 1-3. Gцttingen, 1991-1997; Carrithers M. The Buddha. Oxf., 1996 (12th ed.); Edwardes M A Life of the Buddha, from a Burmese Manuscript. L., 1959; Frauwallner E. The Historical Data We Possess on the Person and Doctrine of the Buddha // Kleine Schriften. Ed. by G. Oberhammer, E. Steinkellner. Wiesbaden, 1982; KlimkeitH.-J. Der Buddha: Leben und Lehre. Stuttgart, 1990; KromNJ. The Life of Buddha on the Stupa of Barabudur According to the Lalitavistara Text. The Hague, 1926; LamotteE. The Buddha, His Teachings, and His Sangha // The World of Buddhism: Buddhist Monks and Nuns in Society and Culture. Ed. by Heinz Bechert, Richard Gombrich. L., 1984; Nakamura H. Gotama Buddha. Los Angeles — Tokyo, 1977; Reynolds F.E., Hallisey Ch. The Buddha // Buddhism and Asian History. Ed. by J.M. Kitagawa, M.D. Cummings. N.Y., 1989; Rockhill W. The Life of the Buddha and the Early History of His Order, Derived from Tibetan Works. L., 1884; Saddhatissa H. The Life of the Buddha. L., 1976; Schumann H. Der his­torische Buddha. Kцln, 1982; Thomas EJ. The Life of Buddha as Legend and History. L., 1960 (6th ed.); Zafiropulo Gh. L'illumination du Buddha: Essais de Chronologie relative et de stratigraphie textuelle. Innsbruck, 1993.

B.Г. Лысенко

 

Rambler's Top100
Hosted by uCoz